Home - FAQ - Поиск - Пользователи - Группы - Регистрация - Профиль - Войти и проверить личные сообщения - Вход

«Иерусалим, 1191 г. после Р.Х.»
Третий крестовый поход раздирает Святую Землю на части.
Вы - элитный ассасин, призванный остановить завоевателей
путем уничтожения первых лиц обеих сторон - крестоносцев и сарацинов.
Вы в центре конфликта, который угрожает не только Святой Земле, но и всему миру...

Немного истории...
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Игры Assassin's Creed -> Мир Assassin's Creed
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
somacruz
Послушник


Зарегистрирован: 01.05.2008
Сообщения: 7

СообщениеДобавлено: Чт Май 01, 2008 3:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Не знаю как про ассассинов, но вот интересный ресурс про тамплиеров.\

http://www.beauseant.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дезмонд
Фидаин


Зарегистрирован: 09.05.2008
Сообщения: 292
Откуда: Но-к сити

СообщениеДобавлено: Пн Май 12, 2008 5:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вот немного о ассасинах


Под именем ассасинов в XII-XIII веках были известны сотрудники спецслужбы, стоявшей на страже интересов Аламутской державы. Государство это, созданное религиозной сектой низаритов (её «знаменем» стал принц Низар, казненный собственным отцом наследник фатимидского халифа Египта), причудливо сочетало признаки коммунистической утопии, тоталитарной секты и преступной организации. Как и многие другие исламские секты, низариты изначально представляли собой группу заговорщиков. Постепенно низариты создали огромную тайную организацию, охватывающую весь Ближний Восток. Организация была построена на основе строгой иерархии и делении всех членов секты на девять кругов посвящения. Само вступление в орден, а также переход на каждую следующую ступень сопровождался впечатляющим мистическими ритуалами. Позже эти ритуалы были приняты на вооружение и некоторыми орденами рыцарей крестоносцев. Низариты считались мусульманами. Нор чем выше было «посвящение», тем вольнее трактовались ими догмы ислама – пока, наконец, от религии не осталось вообще ничего. В конце XI века движение низаритов возглавил Хасан ибн-Саббах. Знатный араб, проведший детство и юность в Персии, но позже перебравшийся в Египет, он несомненно, был одним из самых одаренных и образованных людей своего времени. Не добившись успеха в Египте и с трудом избежав ареста, в 1900 году Саббах с группой приверженцев перебираются в северный Иран. Там его людям удаётся захватить Аламут – «Гнездо Орла», мощную крепость на вершине горы, окруженной бурными реками и ущельями. Заняв замок, Саббах объявил себя Великим Магистром ордена низаритов и шейхом Аламута Хасаном I. Но громкий титул не прижился. Саббаха, его преемников и приближенных повсеместно стали именовать «Горными Старцами». С самого начала Саббаху невероятно повезло. Его появление в Аламуте практически совпало со смертью сельджуйского султана Мелик-шаха. Само по себе эьл, может быть, и не сыграло бы роли, но наследники султана передрались за трон. На долгих 12 лет сельджукам стало не до Аламута. Саббах захватил один замок за другим. Скоро под его властью оказалась целая страна, включавшая северо-запад Ирана, север Ипака, юго-восток Турции и восток Сирии. Однако им так и не удалось покорить ни одного крупного города или обширной плодородной равнины. Саббах занял лишь бедные горные земли, на которые не претендовала ни одна из «великих держав». Арабы прозвали приверженцев Саббаха «гашишшинами», то есть «травоедами». Прозвище это намекало на характерную для низаритов бедность. Европейцы стали произносить это название как «ассасины». В завоеванных городах были введены новые законы, малейшее отступление от которых каралось смертью. Главным из них стал запрет на роскошь, настолько строгий и бескомпромиссный, что богатство потеряло всякий смысл. Не позволялись и развлечения – даже такие, как спортивная охота. Но Саббах понимал то, что в случае нападения серьезного противника войны ассасинам не выиграть: защищать Аламут будет некому. Крупных городов в стране нет, крестьяне слишком бедны, чтобы вооружиться, а военное сословие по большей части перебито. Да и оставшейся знати после запрета на охоту доверять нельзя. Главные надежды Саббах возлагал на отлично организованную разведку. Все свое золото Саббах пускал не на создание войска, а на подрывную деятельность и вербовку тайных агентов при враждебных дворах. Очень своевременная смерть Мелик-шаха не могла не навести правителя Аламута на мысль, что устранение одного человека иногда равнозначно победе в крупномасштабной войне. Не видя никаких перспектив на поле боя, Саббах решил прибегнуть к тактике политических убийств с помощью фанатиков-одиночек. То есть «фидаинов» - «жертвующих собой». Тех, кто ныне именуют «шахидами». У смертников есть огромное преимущество перед любыми другими войнами: им не нужно продумывать пути отхода. Целью хитрого правителя стали вельможи, располагающие отличной, обученной и не ловящей мух охраной. Подобраться к ним мог только человек хитрый, изобретательный и абсолютно хладнокровный. Фидианы проходили в Аламуте основательную специальную подготовку. Их распределяли по группам и учили языку и обычаям страны, где они должны были работать. Учили, как выдавать себя за других. Кроме того, новичков обучали карабкаться по стенам или, прячась часами сохранять полную неподвижность в неудобной позе. Обычно считается, что ассасинов серьезно обучали и владению оружием. Но источники говорят о другом. Ассасины не пытались пробиться к жертве силой и не принимали боя с вооруженным противником. Их тактика заключалась в том, чтобы хитростью подобраться к врагу и внезапно нанести коварный удар. Подготовка начиналась с отбора кандидатов. Молодые люди подходили к воротам крепости, а их туда не пускали. Так продолжалось до тех пор, пока не оставался один из тридцати. Самый упрямый. Которого даже стража не смогла прогнать. Но дальше было куда интереснее. Избранник встречался лично с Саббахом в его доме. Ассасина одурманивали (для чего, кстати, использовался опиум, а не гашиш) и переносили в прекрасный сад. Там кандидата ждали роскошный стол, много вина и 70 гурий, которые немедленно переходили от слов к действиям. Проснувшись затем вновь в доме Саббаха, молодой человек не верил, а точно знал, что побывал в раю. Вариант видения исключался. И с этого момента его целью становилось – вернуться в рай, совершив подвиг по приказу Саббаха – великого человека, который, как убеждался кандидат на собственном опыте, действительно мог небрежным пинком одной ноги открыть врата в Царствие Небесное. Нередко считается, что Саббаху, а также его преемнику Бузуг-Умиду, правившему с 1124 года, удалось запугать правителей соседних держав, так что они и помыслить не могли о походе на Аламут. Но это неправда. О вторжении во владения ассасинов соседи не помышляли потому, что в 1099 году крестоносцы взяли Иерусалим. Ближний Восток охватила война с пришельцами из Европы. Ещё одну причину неприкосновенности низаритов как нельзя лучше иллюстрирует их взаимоотношения с крестоносцами. Взаимоотношения эти начались с того, что ливанские ассасины убили графа Раймунда. Это оказалось большой ошибкой. Тамплиеры почему-то не испугались, а вместо этого осадили замки ассасинов. И низаритам пришлось окупаться тяжелой данью м обещанием принять христианство. В бою против тяжеловооруженных и опытных рыцарей ассасины не имели шансов. Однако вскоре тамплиеры передумали обращать низаритов в христианство, решив, что в своем оригинальном виде они смогут быть полезнее. Значение «убийца» слово «ассасин» приобрело именно в европейских языках – ведь крестоносцы сотрудничали с низаритами особенно плотно. Когда в конце 12 века египетский султан Юсуф ибн-Аюб (более известный как Саладин) начал теснить христиан, ассасины оказывали крестоносцам помощь, устраняя арабских полководцев. Как же фидианы совершали убийства? Почему считали, что от них невозможно спастись? На самом деле всё просто. Сила «Старцев Горы» заключалась в отлично развитой шпионской сетью Агентов встречали присланных из Аламута убийц, предоставляли им необходимую информацию, давали убежище и снабжали всем необходимым. То есть организовывали убийство. От фидаина требовалось всего лишь нанести удар. Как правило, удар наносился кинжалом. Иногда использовался и яд. Для упрощения задачи телохранители и слуги жертвы часто подкупались. Но была и ещё одна составляющая славы ассасинов как наемных убийц без страха и упрека. Они всегда выполняли принятый заказ. Сколько бы времени, золото и фидаинов на это не пришлось потратить. Известен случай, когда ассасины в течении двух лет вели жизнь примерных христиан, каждую неделю встречаясь с жертвой в церкви на воскресной службе. До тех пор, пока охрана не переставала обращать на них внимание. Работая на крестоносцев, низариты несколько раз покушались на самого Саладина. Добраться до султана им так и не удалось, и вскоре, видя, что христиане терпят поражение, ассасины перешли на сторону египтян. Но это уже не помогло низаритам. Саладин воспользовался их услугами, но ничего не забыл. Как только боевые действия на Палестине затихли, его армия ураганом прошла по владениям Аламута. Практика индивидуального политического террора себя не оправдала. Были и внутренние причины упадка. Запрет на роскошь, приветствуемый народом, не находил должного отклика в душах правящих верхушки ассасинов. Феодальные порядки и имущественное расслоение постепенно восстанавливались. Всё меньше людей верили в святость «Старцев Горы». К середине 13 века все было кончено. Шпионская сеть, поддержанию которой преемники Саббаха не уделяли должного внимания, почти повсеместно провалилась. Кроме того, трюки с гуриями и говорящими головами не могли работать вечно. Шило вылезло из мешка. Вербовать новых фидаинов стало невозможно. Сам Саббах умер естественной смертью – вероятно, потому что первым успел «убрать» своих сыновей. Их руками, кстати, он успел убить низаритского лидера в Кугистане, который мог бы претендовать на место Саббаха. В 1256 году хан Хулагу взял Аламут. А в 1273 году последние «Храмы Мечей» в Сирии были разрушены султаном Бейбарсом I. Школы убийц и самого государства ассасинов перестали существовать. Но секта низаритов сохранилась до наших дней. В настоящее время несколько тысяч его последователей проживают в Ливане, Ираке, Индии и на Занзибаре.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ardarix
Послушник


Зарегистрирован: 19.05.2008
Сообщения: 1

СообщениеДобавлено: Пн Май 19, 2008 8:55 pm    Заголовок сообщения: Литература по теме Ответить с цитатой

Всем кому не лениво читать. Советую. Самая приличная и серьезная из доступных на русском языке книг по асассинам: Ходжсон Дж. С. М. Орден ассассинов. Борьба ранних низаритов исмаилитов сисламским миром. Спб., Евразия 2004. или М., Вече. 2006. Есть еще Строева Л. В. Государство исмаилитов в Иране в XI - XIII вв. М., 1978 и ее же статьи но, это уже только в библиотеках.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Серый
Даи


Зарегистрирован: 03.06.2008
Сообщения: 439
Откуда: Питер

СообщениеДобавлено: Чт Июн 05, 2008 10:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Может немного и не втему но всеже...
Немного о Тамплиерах:
Кто такие тамплиеры?
Тамплиеры (фр. templiers от «temple» — храм, «храмовники») или Нищенствующие рыцари Христа и Храма Соломона (лат. Templique Solomonici) — первый по времени основания из религиозных военных орденов. Орден был основан в 1119 году небольшой группой рыцарей во главе с Гуго де Пейном после Первого крестового похода, чтобы поддержать новое Иерусалимское королевство во враждебном окружении побежденных мусульманских соседей, а также обеспечить охрану множеству европейских пилигримов, направившихся в Иерусалим после его завоевания. Следует, конечно, различать реальное основание ордена и начало его деятельности с одной стороны и официальное признание Папой Римским в качестве самостоятельного монашеского братства — с другой.

Связь с Храмом Соломона

"Поскольку они не имели ни церкви, ни постоянного прибежища, король дал им на время местожительство в южном крыле дворца, близ Храма Господня."[1] «Храм Господень» — имеется в виду находившаяся на Храмовой горе мечеть Аль-Акса, где располагался дворец короля иерусалимского Балдуина II. Главная резиденция тамплиеров располагалась в южном его крыле. В дань памяти Храму, некогда стоявшему на этом месте, а также, возможно, чтобы отличать его от «Храма Господня», крестоносцы переименовали Купол Скалы (Куббат-ас-Сахра) в Храм Соломона.[2] Отсюда и название самого ордена. В документах 1124-25 гг. тамплиеры именуются проще — «рыцари Храма Соломона» или «рыцари Иерусалимского Храма».

Деятильность во время крествовых походов

По одной версии, в течение последующих девяти лет девять рыцарей не принимают в своё общество ни одного нового члена. Но следует отметить существование фактов, позволяющих либо усомниться в создании Ордена в 1118 году, либо в его девятилетней замкнутости. Известно, что в 1120 году в Орден был принят Фульк Анжуйский, отец Жоффруа Плантагенета, а в 1124 году граф Шампанский. К 1126 году было принято ещё два человека

Уничтожение ордена

Cекретные переговоры короля французского с папой римским

Воспользовавшись в качестве предлога каким-то случайным доносом, Филипп приказал без шума допросить нескольких тамплиеров и затем начал секретные переговоры с папой Климентом V, настаивая на расследовании положения дел в ордене. Опасаясь обострять отношения с королем, папа после некоторого колебания согласился на это, тем более что встревоженный орден не рискнул возражать против проведения следствия.

Тогда Филипп IV решил, что настало время нанести удар. 22 сентября 1307 года Королевский совет принял решение об аресте всех тамплиеров, находившихся на территории Франции. Три недели в строжайшем секрете велись приготовления к этой совсем нелегкой для тогдашних властей операции. Королевские чиновники, командиры военных отрядов (а также местные инквизиторы) до самого последнего момента не знали, что им предстояло совершить: приказы поступили в запечатанных пакетах, которые разрешалось вскрыть лишь в пятницу, 13 октября. Тамплиеры были захвачены врасплох. Нечего было и думать о сопротивлении.

Король делал вид, что действует с полного согласия папы. Тот же узнал о мастерской «полицейской» акции, проведенной Филиппом, лишь после её свершения. Арестованным сразу же были приписаны многочисленные преступления против религии и нравственности: богохульство и отречение от Христа, культ дьявола, распутная жизнь, различные извращения.

Допрос вели совместно инквизиторы и королевские слуги, при этом применялись самые жестокие пытки и в результате, конечно, были добыты нужные показания. Филипп IV даже собрал в мае 1308 года Генеральные штаты, чтобы заручиться их поддержкой и тем самым нейтрализовать любые возражения папы. Формально спор с Римом велся о том, кому надлежит судить тамплиеров, по существу же, о том, кто унаследует их богатства.

Обвинения в адрес томплиеров
1 Отречение от Иисуса Христа и плевок на крест. Ч. Гекерторн видит здесь характерную для Средневековья театрализованность церковного обряда, параллель с отречением святого Петра. Орден принимал, таким образом, человека, отринувшего Христа и осквернившего Святое распятие — то есть совершившего святотатство. И из этого вероотступника Орден делал качественно нового христианина — Рыцаря Христа и Храма — навечно этим привязывая к себе.
Другой вариант предлагает Г. Ли. Он говорит, что отречение было испытанием на обет повиновения старшим, который возводился в Ордене в культ. Например, когда Жану д`Омону при посвящении в Орден приказали плюнуть на крест, он плюнул, потом пошёл на исповедь к одному францисканцу, который его успокоил и в качестве искупления приказал поститься три пятницы. Рыцарь Пьер де Шеррю при посвящении по приказу произнес фразу: «Отрекаюсь от Бога», — на что приор пренебрежительно улыбнулся. Не все однако с легкостью соглашались отречься от Бога и плюнуть на крест — многих братьев приходилось потом успокаивать (как Эда де Бюра), говоря, что это была шутка.
2 Поцелуи в различные части тела. Генри Ли предполагает, что это могло быть либо испытанием на повиновение, либо издевательство рыцаря над служащим братом. Поцелуи обычно требовали только от служащих.
2 Содомия.
4 Освящение носимой поперек тела веревки вокруг идола. Согласно показанием одного священника тамплиеры доставали веревку любыми путями, причем если она рвалась, то использовали даже плетеный тростник.
5 Священники Ордена не освящали Святые Дары при причастии и искажали формулу мессы.

Вот список обвинений, выдвинутых Инквизицией против тамплиеров:

— Рыцари поклонялись некому коту, который иногда являлся им на их собраниях

— В каждой провинции у них были идолы, а именно головы (некоторые из них имели три лица, а некоторые только одно) и человеческие черепа

— Они поклонялись этим идолам, в особенности на своих собраниях

— Они почитали этих идолов, как представителей Бога и Спасителя

— Тамплиеры утвержали, что голова могла спасти их и сделать их богатыми

— Идолы дали все богатства ордену

— Идолы заставляли землю плодоносить, а деревья цвести

— Они обвязывали головы каждого из этих идолов или просто касались их короткими веревками, которые затем носили на теле под рубахой

— Во время принятия нового члена в ряды ордена ему выдавались вышеупомянутые короткие веревки (или одна длинная, которую можно было разрезать)

— Все, что они делали, они делали из благоволения перед этими идолами

Суд: общее и особенное в ведении процесса над тамплиерами в разных странах

Сразу нужно отметить, что самым жестоким было преследование тамплиеров во Франции. Именно на её примере историки обычно рассматривают процесс. Складывается впечатление, что аналогичный вид — пытки, тюрьмы и костры — он имел и в других странах. Но так ли это? Факты, приведенные Г. Ли, показывают, что если пытки применялись почти везде, кроме Кипра, Кастилии, Португалии, Трира и Майнца, то в тюрьму их заключали обычно: • не внезапно, как во Франции; • могли брать слово чести и оставлять в своих замках — как в Англии и на Кипре; • могли вообще не арестовывать, а вызывать на суд. Так делали в Трире, Майнце, Ломбарде и даже в Папской области. Впрочем, тамплиеры бывало являлись и сами.

И, конечно, жгли тамплиеров на кострах не везде. Были сожжены: • 54 тамплиера в Санской епархии 12 апреля 1310 года; там же сожгли позднее ещё 4 тамплиеров; • в апреле 1310 года 9 тамплиеров в Санлисе • 3 тамплиеров в Пон де Л`Арк; • де Молэ и де Шарнэ 18 марта 1314 года. Это во Франции. В других странах: • в Лотарингии жгли многих, но заметим, что герцог Тибо Лотарингский был вассалом Филиппа IV Красивого; • сожжены тамплиеры из 4 монастырей в Марбурге; • возможно сожжены 48 тамплиеров в Италии, хотя епископ Дени утверждал, что в Италии не был сожжен ни один тамплиер.

Таким образом, утверждение о сотнях костров по всей Европе является полным абсурдом. В Англии и в Испании потребовались специальные королевские ордонансы для применения пыток к тамплиерам. По английским законам, например, пытка была запрещена. Церковь получила у Эдуарда Английского разрешение на пытки тамплиеров. Это разрешение называлось «церковным законом». Испорченность эпохи дала имя «церковного закона» позорнейшему злоупотреблению, перед которым отступал ещё закон гражданский. В Арагоне дело обстояло лучше: закон также не признавал пыток и кортесы не дали разрешение на их применение.

В качестве свидетелей на процессах часто использовали малообразованных братьев Ордена, то есть служащих братьев. Г. Ли отмечает, что именно они во многих местах дали самые тяжелые и ценные с точки зрения инквизиции показания. Использовались также показания ренегатов Ордена: флорентийца Роффи Деи и приора Монфоконского; последний будучи осужден Великим Магистром на пожизненное заключение в тюрьме за многочисленные преступления, бежал и сделался обвинителем своих прежних братьев.

В Германии меры, применяемые к тамплиерам, целиком зависели от отношения к ним местных светских властей. Бурхард III Марбургский тамплиеров не любил и сжёг рыцарей из четырёх монастырей — за что их родственники причинили ему потом большие неприятности. Архиепископы Трира и Кёльна в 1310 году уступили свои полномочия по отношению к тамплиерам Бурхарду III Марбургскому за их земли. Архиепископ Майнца Пётр навлек на себя недовольство Климента V за оправдание тамплиеров: а что было делать бедному архиепископу? У тамплиеров были неоспоримые доказательства своей правоты: на созванный 11 мая 1310 года собор командор Гуго Сальм явился сам и привел всех двадцать тамплиеров; их плащи бросили в костер и кресты на них не сгорели. Это чудо сильно повлияло на общественное мнение и их оправдали. В той же Германии Св. Иоанн выступил в пользу тамплиеров приведя случай, когда во время голода при увеличении цены на хлеб с 3 су до 33 тамплиеры из монастыря в Мостере кормили 1000 человек ежедневно. Тамплиеры оправданы. Узнав о таком исходе дела Клемент V приказал Бурхарду III Марбургскому взять дело в свои руки — результат известен.

Преследования тамплиеров в Арагоне начались в январе 1308 года. Большинство тамплиеров заперлось в семи замках, некоторые сбрили бороды и скрылись. Командором Арагона был тогда Рамон Са Гвардия. Он укрепился в Миравете. Также тамплиеры укрепились в замках Аскон, Монтсо, Кантавьеха, Вилель, Кастельот и Чаламера. Местное население оказывало тамплиерам помощь, многие приходили в замки и защищали их с оружием в руках. В ноябре 1308 года сдалась крепость Кастельот, в январе 1309 — крепость Миравета, Монсо и Чаламера — в июле 1309 года. К ноябрю 1309 года тамплиерам из остальных крепостей было разрешено выйти группами по 2—3 с оружием в руках. Рамон Са Гвардия 17 октября обратился к вице-канцлеру папы Арнольду, указывая, что тамплиеры, находящиеся в плену по 20—30 лет не отрекаются от Бога, тогда как отречение дает им свободу и богатство и даже сейчас 70 тамплиеров томятся в плену. В защиту тамплиеров выступили представители многих знатных фамилий. Король Яков выпустил узников, но оставил земли и замки себе. Рамон Са Гвардия удалился на Майорку.

Тамплиеры Кипра, которых на острове было 118 братьев всех степеней (75 — рыцари), сначала несколько недель оборонялись, потом были арестованы на честное слово. Само количество рыцарей на острове (обычное соотношение рыцарей и служащих было 1:10) четко говорит о том, что именно Кипр, а не Тампль в Париже был в то время главным местопребыванием тамплиеров. Г. Ли пишет: «На Кипре, где тамплиеров знали лучше, чем где-либо в другом месте, к ним чувствовали симпатию не только друзья, но и враги, и особенно все те, кто долгое время был с ними в близких отношениях; никто не поставил в вину ордену никакого преступления, пока виновность его не была так беспричинно подтверждена буллами папы.» Пытки к тамплиерам не применялись, все они единогласно отрицали виновность Ордена Храма. Другие 56 свидетелей из числа духовных лиц всех степеней, вельмож и горожан, среди которых были и политические противники тамплиеров однозначно заявляли, что им известны только факты, делавшие честь Ордену — всячески подчеркивалась их щедрость, милость и ревность к исполнению религиозных обязанностей.

На Майорке все 25 тамплиеров с 22 ноября 1307 года закрылись в наставничестве Матте. Позже, в ноябре 1310 года, к ним присоединился Рамон Са Гвардия. На процессе 1313 года тамплиеры признаны не виновными.

Во Франции тамплиеры были арестованы и заключены в тюрьмы с 6 часов утра 13 октября 1307. К ним сразу же были применены пытки и жестокое обращение. Именно во Франции впервые стали сжигать на кострах рыцарей Ордена Храма. К несчастью инквизиторов среди, тамплиеров не было ни одного подследственного, который бы отстаивал ересь Ордена. Наличие такого свидетеля было бы просто подарком судьбы для Филиппа IV. Рыцари под пытками признавались во всех грехах. Пытки были настолько ужасны, что Аймери де Вильер позже заявил: «Я бы признал все; я думаю, что признал бы, что убил Бога, если бы этого потребовали». Но после, на следующем же допросе рыцари отказывались от признаний в ереси. Эти отказы носили столь массовый характер, что Жан де Мариньи, архиепископ Санской епархии (в которую тогда входил и Париж) был вынужден под давлением Филиппа IV передавать отказывающихся от своих показаний тамплиеров в руки светской власти для сожжения на кострах. Все инквизиционные правила перевернулись наоборот: ведьма, отказавшаяся от ереси, была уверена в своем спасении и окончании пытки; тамплиер, отказавшийся от ереси, попадал на костер.

Каков же итог всего этого процесса? 3 апреля 1312 года Климент V выпустил буллу «Vox in excelso», в которой говорил: осудить Орден за ересь нельзя, но тамплиеры добровольно сознались в заблуждениях — это отвратит верующих, которые больше не будут вступать в Орден; таким образом пользы он приносить не будет и должен быть расформирован.

Имущество тамплиеров переходило к ордену св. Иоанна, но С. Г. Лозинский отмечает, что доминиканцы, картезианцы, августины и целистины тоже сумели поживиться.

Тамплиеров выпускали из тюрем даже во Франции, кроме руководства. Частью они влились в орден св. Иоанна. На Майорке тамплиеры жили в крепости Мас Дё, каждый из них получал от 30 до 100 ливров пенсии. Рамону Са Гвардии была назначена пенсия в 350 ливров и доходы от сада и виноградника. Последний из тамплиеров Майорки умер в 1350 году — звали его Беранжель де Коль.

В Кастилии тамплиеры оправданы, многие из них стали отшельниками, причем после смерти их тела не тлели. В Португалии судьба тамплиеров была более чем благоприятна: в благодарность за услуги, оказанные ими в борьбе с сарацинами король Денис основал Орден Иисуса Христа, который был утвержден в 1318 году папой Иоанном XXII. Новый орден был простым продолжением старого.

Обязанность содержать бывших тамплиеров возлагалась на тех, кому перешло их имущество. Суммы эти порой бывали настолько велики, что в 1318 году Иоанн XXII запретил выдавать тамплиерам Германии такую пенсию, которая позволяла им копить деньги и жить роскошно. Во Франции на долю короля и его семьи приходилось: • 200000 ливров из Тампля плюс 60000 ливров за ведение процесса; • деньги, поступившие от распродажи имущества Ордена; • драгоценности тамплиеров; • доходы от имущества тамплиеров, поступившие за время ведения процесса; • 200000 ливров, которые иоанниты хранили в Тампле; • 500000 франков, взятых Филиппом IV на свадьбу Бланки; • 200000 флоринов долга Филиппа IV перед тамплиерами; • 2500 ливров, выданные тамплиерами в 1297 году на организацию крестового похода, который не был осуществлен; • платежи по векселям тамплиеров; • долги королевской семьи. Достаточно беглого взгляда на этот список, чтобы понять, что процесс над Орденом был для Филиппа IV очень выгоден. Конечно никакой «борьбой за чистоту веры» этот процесс объяснить было нельзя — причины его были явно экономического и политического характера. Годфруа Парижский выражал общественное мнение относительно процесса и поведение Филиппа IV и Климента V, говоря: «Легко можно обмануть церковь, но ни в коем случае нельзя обмануть Бога».

С помощью этого процесса без всякой борьбы была уничтожена конгрегация, которую считали самой гордой, самой счастливой и самой сильной в Европе. Никто не осмелился бы напасть на неё, если бы инквизиционное судопроизводство не дало в руки людей ловких и мало стеснительных, необходимые средства, чтобы облечь в законную форму простой грабеж.

Итог

Мы видим, что Орден Храма закономерное дитя своего времени со всеми его достоинствами и недостатками. Его рыцари были профессиональными воинами, а финансисты — лучшими из лучших в то время. Вызывает некоторое удивление легкость ареста тамплиеров во Франции. Ворваться в замки и спокойно арестовать более пятисот рыцарей — профессиональных военных — невозможно. Дело в том, что на протяжении всего 1307 года стоял вопрос между папой, королем и Великим Магистром о снятии различных обвинений с Ордена. Магистр сам требовал суда для оправдания Ордена. Никто и предположить не мог, что все повернется таким образом. Вероятно возможность поправить свои финансовые дела и подтолкнула Филиппа IV к процессу.

Следует сказать несколько слов о численности Ордена. В историографии существует тенденция, которая, на мой взгляд, преувеличивает его численность: Вильке считал, что в Ордене около 15000 рыцарей; Цеклер — 20000 рыцарей; Мальяр де Шамбюр — 30000 рыцарей. Все эти цифры слишком велики и не соотносимы с количеством рыцарей, участвовавших в процессе. Во Франции было арестовано 538 рыцарей, на Кипре — 75 рыцарей, на Майорке было 25 рыцарей. И Франция, и Кипр, и Майорка были отдельными наставничествами Ордена. Очевидно, историки переносят численность самого Ордена в целом на количество рыцарей в нём. Более вероятно представляется, что при общей численности в 20—25 тысяч человек число рыцарей было не более двух тысяч.

Очень большое внимание уделяют исследователи вопросу о сокровищах тамплиеров. При этом не учитывается, что в то время доходы чаще шли в натуральной форме, а не в денежной. Таким образом, тамплиеры получали сельскохозяйственные продукты, которые в своем большинстве шли на благотворительные цели. Значительных денежных сумм у тамплиеров в октябре 1307 года скорее всего не было — они готовились к проверке, следовательно произвели все расчеты. Это объяснение не претендует на абсолютную полноту, но, возможно, немного уточняет этот вопрос.

Имущество Ордена после его отмены подвергалось широкому разграблению со стороны не только других духовных конгрегаций, но и частных лиц. На официальную историю Ордена накладывается какой-то невероятный набор разных противоречий и нелогичностей. Может быть они и в самом деле располагали некой тайной, более глубоко проникали в религиозные и политические течения той эпохи. Не подлежит сомнению одно: согласно своему официальному Уставу Орден является католическим. И нет никаких свидетельств, которые могли бы это опровергнуть. Историки выдумали мнимую ересь тамплиеров.

Наиболее яркие слова по последствиям падения рыцарей Храма принадлежат Чарльзу Уильяму Гекерторну: «С Тамплиерами погиб целый мир; рыцарство, крестовые походы кончились с ними. Даже папство получало ужасный удар. Символизм был глубоко потрясен. Возник жадный и бесплодный торговый дух. Мистицизм, озарявший таким ярким светом прошлые поколения, нашёл холодность, недоверие в душах людей. Реакция была сильная, и Тамплиеры первые пали под жесткими ударами Запада, стремившегося возмутиться против Востока, который до сих пор во многих отношениях преобладал в нём, управлял им и притеснял его».

Великие магистры ордена тамплиеров:
1 Гуго де Пейн (1119 — 24 мая 1136)
2 Робер де Краон (июнь 1137 — 13 января 1149)
3 Эврар де Бар (1149—1152)
4 Бернард де Тремеле (июнь 1152 — 16 августа 1153)
5 Андре де Монбар (1153—1156)
6 Бертран де Бланфор (1156—1169)
7 Филипп Наблусский (август 1169 — апрель 1171)
8 Одон де Сент-Аман (1171 — 8 октября 1179)
9 Арно де ла Турружский (1180 — 30 сентября 1184)
10 Жерар де Ридфор (1185 — 4 октября 1189)
11 Робер де Сабле (1191 — 23 сентября 1193)
12 Жильбер Эраль (1194—1200)
13 Филипп де Плессье (1200 — ноябрь 1209)
14 Гильом де Шартр (1209 — 26 августа 1219)
15 Пьер де Монтегю (1219 — 28 января 1232)
16 Арман де Перигор (1232 — 17 октября 1244)
17 Ричард де Бур (1244 — 9 мая 1247)
18 Гийом де Соннак (1247 — 11 февраля 1250)
19 Рено де Вишье (1250 — 20 января 1256)
20 Тома Берар (1256 — 25 марта 1273)
21 Гийом де Боже (13 мая 1273 — май 1291)
22 Тибо Годен (август 1291—1293)
23 Жак де Моле (1293 — 18 марта 1314)


Последний раз редактировалось: Серый (Чт Июн 05, 2008 10:40 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
данисимо
модеТаТор =)


Зарегистрирован: 05.06.2008
Сообщения: 323
Откуда: Из интернета

СообщениеДобавлено: Пт Июн 06, 2008 10:09 am    Заголовок сообщения: Госпитальеры Ответить с цитатой

Госпитальеров или иоаннитов орден. Госпитальеры (Hospitallers), или Иоанниты (Johannites), один из духовно-рыцарских орденов Палестины. Названы по иерусалимскому госпиталю святого Иоанна (основан в 1070 году). Вырос из религиозно-благотворительного общества, организованного незадолго до I Крестового похода в Иерусалиме для помощи бедным и больным западным пилигримам. Иоанниты сыграли видную роль в крестовых походах. Братство особенно развернуло свою деятельность после завоевания Иерусалима крестоносцами (1099), когда усилился приток паломников в Палестину: кроме своего центрального учреждения — госпиталя святого Иоанна Милостивого в Иерусалиме, оно раскинуло целую сеть приютов и больниц не только на Востоке, но также и в западно-европейских странах, превратившись в настоящую всекатолическую организацию, в которую текли обильные приношения со всего христианского мира. В 1113 году римским папой был утвержден устав иоаннитов.

Уже в первой половине XII века братство взяло на себя военные задачи по обороне христианских паломников и христианских владений от «неверных». Образовавшийся таким образом духовно-рыцарский орден Госпитальеров представлял собой огромную материальную и военную силу на Востоке (особенно в пограничных местностях, где были расположены главные поместья и крепости Госпитальеров) и уже во второй половине XII века превратился в настоящее суверенное государство, управляемое собственными выборными магистрами. Госпитальеры в течение четырех столетий играли выдающуюся роль во всех важных событиях истории Передней Азии. После взятия Иерусалима Саладином они утвердились (в 1191) в Акконе и последними из западных христиан покинули (в 1291) территорию Сирии, перекочевавши на остров Кипр, где организовали сильное государство. В 1310 году они перешли на завоеванный ими остров Родос и держались здесь до 1522 года против натиска турок, когда Родос был завоеван Солиманом Великолепным. В 1530 году они получили от Карла V остров Мальту.

Одеяние иоаннитов — красная накидка с белым крестом. Мальтийские рыцари, религиозный орден, раньше называвшийся госпитальерами, иоаннитами и родосскими рыцарями. В 1530 году эти рыцари получили от императора Карла V, бывшего в то же время и сицилийским королем, остров Мальту, обязавшись охранять Средиземное море и его побережья от турок и африканских пиратов. Мальтийские рыцари развили в море энергичную борьбу против алжирских, тунисских, триполитанских и левантийских пиратов и отбили жесточайшие атаки турок на их остров в 1565 году.

Наличие общего противника в лице Оттоманской империи привело мальтийских рыцарей к сближению с Россией. Первые шаги в этом направлении были сделаны в начале XVIII века, а при Екатерине II отношения мальтийских рыцарей с Россией приобрели регулярный характер. После взятий Мальты Бонапартом в 1798 году, во время его египетской экспедиции, великим магистром ордена был избран император Павел 1, учредивший в России великий приорат ордена.

В 1834 году капитул ордена мальтийских рыцарей переносится в Рим. В 70-х годах XIX века папы полностью восстановили старинную организацию ордена с великим магистром во главе.

Одним из пропагандистских центров мальтийских рыцарей является Рыцарский дом-музей в Бубиконе (Швейцария), основанный в 1936 году.

В 70-х годах XX века организации иоаннитов имелись в ФРГ, Англии, Швейцарии, Швеции и ряде других государств. Орден объединяет около 10000 членов.

Большая советская энциклопедия. М. 1930, 1970 Советская историческая энциклопедия. М, 1970
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Nightmare
Даи


Зарегистрирован: 11.05.2008
Сообщения: 366

СообщениеДобавлено: Пт Июн 06, 2008 3:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Мда, замораешся читать, но информация очень интересная. И если почитать "Талисман" Вальтера Скотта, там тоже есть кое-что про Хашашинов.
_________________
Errare humanum est, stultum est in errore perseverare!

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
КРЫС
Ассасин


Зарегистрирован: 21.07.2008
Сообщения: 186
Откуда: Помнишь замок Братства? Да я оттуда.Ну да я друг Уэса.

СообщениеДобавлено: Ср Июл 30, 2008 6:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

вот про тамплиеров.



ТАМПЛИЕРЫ (фр. templiers от temple – храм), (также храмовники) духовно-рыцарский орден, созданный ок. 1118 небольшой группой рыцарей во главе с Гуго Пайенским с целью защиты паломников на пути в Святую землю. Орден, принявший полумонашеский устав, аналогичный уставу бенедиктинского ордена, в скором времени вырос до внушительных размеров и в 1128 при содействии св. Бернара Клервоского получил благословение папы римского. Первоначально орден именовался «Нищенствующие рыцари Христа», но вскоре его стали называть «рыцари Храма», поскольку первая резиденция ордена в Иерусалиме находилась в крыле королевского дворца, воздвигнутого на месте, где некогда стоял храм Соломона. См. также БЕНЕДИКТИНЦЫ.

Орден получал богатые земельные и денежные пожертвования и потому вскоре разбогател и превратился во влиятельную политическую силу, а участие в крестовых походах доставило ему воинскую славу. Крепости тамплиеров играли ключевую роль в обороне Иерусалимского королевства. После того, как в 1187 войска египетского султана Салах-ад-дина взяли Иерусалим, тамплиеры перенесли свою резиденцию в Акку, и играли видную роль в 3-м крестовом походе. Ожесточенное соперничество, развернувшееся между тамплиерами и госпитальерами, двумя крупнейшими орденами крестоносцев, ослабило и тот и другой и имело для них плачевные последствия. В 1291 Акка пала, и ордены перенесли свои резиденции на Кипр. Еще задолго до этого события тамплиеры, используя свои накопления и широчайшие связи, стали крупнейшими банкирами Европы, так что военная сторона их деятельности отошла на второй план. Особенно велико было влияние тамплиеров в Испании, Франции и Англии. Орден сложился в жесткую иерархическую структуру с великим магистром во главе. Они распределялись по четырем разрядам – рыцарей, капелланов, оруженосцев и слуг. По оценкам, во времена наибольшего могущества в ордене насчитывалось ок. 20 000 рыцарей. См. также КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ.

Финансовая деятельность и непомерные богатства ордена вызывали зависть и вражду сильных мира сего, особенно французского короля Филиппа IV Красивого, который опасался усиления тамплиеров и, испытывая постоянную нехватку денег (он сам был крупным должником ордена), жаждал прибрать к рукам их имущество. Особые привилегии ордена (подсудность лишь папской курии, изъятие из-под юрисдикции местных феодалов, освобождение от уплаты церковных налогов и др.) вызывали недоброжелательство к нему со стороны церковного клира. В 1307 по доносу бывшего члена ордена тамплиерам было предъявлено обвинение в ереси и безнравственности. Папа Климент V и король Филипп IV инициировали против них инквизиционный процесс. Пытками из рыцарей вырывались признания в чудовищных преступлениях (ересь, служение сатане, противоестественные пороки), и на основании этих показаний на Венском соборе в 1312 орден был распущен. Преследования и суды продолжались до 1314, когда в Париже были сожжены великий магистр ордена Жак де Моле и его сподвижники. Во Франции и Англии собственность ордена, присвоенная сначала Филиппом IV и Эдуардом II, перешла затем во владение госпитальеров.
_________________

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
КРЫС
Ассасин


Зарегистрирован: 21.07.2008
Сообщения: 186
Откуда: Помнишь замок Братства? Да я оттуда.Ну да я друг Уэса.

СообщениеДобавлено: Ср Июл 30, 2008 6:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

а вот про госпитальеров.
Этот Орден является, пожалуй, старейшим из известных двенадцати монашеско-рыцарских Орденов средневековья.

Из этой дюжины наиболее заметный след в истории средневековья вообще, и в частности, в истории Крестовых Походов оставили три - госпитальеры, тамплиеры и тевтоны. Орден Тамплиеров прекратил свое существование в первой половине XIV века, два других существуют и по настоящее время, хотя и не играют теперь сколько-нибудь заметной политической и военно-политической роли. Они выродились в благотворительные общественные организации, т.е. вернулись к тому состоянию, с которого начинались.

Этот Орден известен под рядом названий и к тому же с течением времени его названия менялись.

У нас в России он известен под следующими названиями:
*Странноприимный Дом Иерусалимского Госпиталя;
*Орден св.Иоанна Александрийского;
*Орден св.Иоанна Крестителя;
*Орден св.Иоанна Иерусалимского;
*Орден Святого Иоанна;
*Мальтийский Орден;
*Орден Госпитальеров;
*Орден Иоаннитов.

На французском языке известно название:
*Alliance de Chevalerie des Hospitaliers de Saint Jean de Jerusalem -Рыцарский Госпитальный Союз Cвятого Жана Иерусалимского.

На английском языке известны названия:
*Religious Military Order of the Roman Catholic Church-Религиозный УВоенный Орден Римской Католической Церкви;
*Order of Saint John -Орден Святого Джона;
*Sovereign Military Hospitaller Order of Malta-Суверенный Военный Госпитальный Мальтийский Орден;
*Sovereign Military Hospitaller Order of Saint John of Jerusalem, of Rhodes and of Malta - Независимый Военный Госпитальный Орден Святого Джона Иерусалимского Родосский и Мальтийский;
*The Chivalric Alliance of Hospitallers of Saint John of Jerusalem - Рыцарский Госпитальный Союз святого Джона Иерусалимского;
*The Order of St.John of Jerusalem -Орден Св.Джона Иерусалимского;
*The Order of the Knights of Malta -Орден Мальтийских рыцарей;
*Sovereign Military Order-Суверенный Военный Орден.

Известна также аббревиатура S.M.H.O.M. - Sovereign Military Hospitaller Order of Malta.

Название Sovereign Military Order of Saint John of Jerusalem, of Rhodes and Malta (Суверенный Орден Святого Джона Иерусалимского, Родосский и Мальтийский) было включено в название Ордена в 1936 году. Слово Hospitaller (Госпитальный) было принято в XIX веке и добавлено к ранее существовавшему наименованию. Слово Sovereign (Суверенный) было добавлено после потери Мальты в 1800 году , чтобы отразить автономный экстратерриториальный принцип; слова Military (Военный) и of Malta (Мальтийский) не отражают современное значение, но отражают его исторические и рыцарские традиции.

Руководители Ордена именовались:

* до лета 1099г. -Ректор (Rector);
*лето 1099 - 1489 - Основатель и Директор (Founder and Director) только Джерард, последующие - Магистр (Magistery);
*1489 -1805 - Гранд Магистр (Grand Magistery);
*1805-28.3.1879 - Лейтенант магистра (Lieutenant Magistery );
*28.3.1879-н.вр. -Гранд Магистр (Grand Magistery);

От автора. В нашей литературе больше принято именовать руководителей Орденов "Гроссмейстер" или "Великий магистр" вместо "Гранд Магистр". Это уже больше филологический спор и принципиального значения не имеет.

Орденом в разное время руководили (список неполный):
*1070 (1080?,1099 ?) -1120 - Gerard Beatified (Джерард Благословенный);
*1120-1160 - Raymond du Puy (Раймонд де Пюи);
*?-1217-? -Гарен де Монтегю;
* ? -1309-?- Fulk de Villaret (Фальк де Вилларэ);
*?-1441-? -de Lastic (де Ластик);
*? -1476-? -Helion Villeneuve (Гелион Вильнёв)
*? - 1481 - Pierre d'Aubusson (Пьер д'Обюссон);
*1481 -1534 -Philippe Villiers l'Isle Адам (Филипп Вилье де Лиль Адам);
*1534-? Хуан де Хоменес;
*1557-1568 - Jean Parisot de la Valette (Жан Паризо де ла Валетт) ;
*1568-1572 -Пьетро дель Монте;
*1572-1582 -Jean de la Cassiere (Жан де Ла-Кассиер);
*?-1603 -Алоф де Виньякур;
*?-1657 -Lascaris (Ласкарис);
*1657-? -Martin de Redin (Мартин де Редин);
*?-1685-? -Карафа;
*1697-1720 -Раймунд де Рокафуль;
?-? -Pinto de Fonseca (Пинто де Фонсека);
*?-1797 - Emmanuel de Rohan (Эммануил де Роган);
*1797-1798 -Ferdinand von Hompesch (Фердинанд фон Гомпеш)
*1798-1801 -Павел Петрович Романов (Голштейн-Готторпский);
*1803-1805 -Giovanni-Battista Tommasi (Джованни Батист Томасси);
*15.6.1805-17.6.1805 -Innico-Maria Guevara-Suardo (Инницо-Мария Гевара-Сардо);
*17.6.1805-5.12.1805 -Giuseppe Caracciolo (Джузеппе Карацциоло)
*5.12.1805-1814 -Innico-Maria Guevara-Suardo (Инницо-Мария Гевара-Сардо);
*1814-1821 -Andrea di Giovanni e Centelles (Андреа ди Джованни и Центеллес);
*1821-1834 -Antonio Busca a Milanese (Антонио Буска а Миланезе);
*1834-1846 -Carlo Candida (Карло Кандида);
*1846-1865 -Philip von Colloredo (Филлип фон Коллоредо);
*1865-1872 -Alessandro Borgia (Александр Борджиа);
*1872-1905 -Giovanni-Battista Ceschi a Santa Croce (Джованни-Батиста Чечи а Санта Кроче);
*1905-1931 -Galeazzo von Thun und Hohenstein (Галеаццо фон Тун унд фон Гогенштейн);
*1907-1931 -фактически за болезнью Галеаццо Орденом управлял лейтенант гроссмейстера -Pio Franchi de' Cavalieri (Пио Франчи де'Кавальери);
*1931-1951 -Ludovico Chigi Albani della Rovere (Людовик Чиги Албани делла Ровере);
*1951-1955 -Antonio Hercolani-Fava-Simonetti (Антонио Герчолани -Фава- Симонетти).(Имел титул лейтенанта гроссмейстера);
*1955-1962 -Ernesto Paterno Castello di Carcaci (Эрнесто Патерно Кастелло ди Карачи);(Имел титул лейтенанта гроссмейстера);
*1962-1988 -Angelo Mojana di Cologna (Ангело Моджана ди Колона);
*1988-настоящее время -Andrew Bertie (Андреа Бертье).

Неизвестно время правления гроссмейстера Дидье де Сен-Жайль (XIV-XV век).

Отличительным признаком госпитальеров является белый восьмиконечный крест, известный также под названием "мальтийский крест" на черном плаще. Позднее, примерно с середины XII века белый восьмиконечный крест носится на груди на красном супервесте (суконный жилет, повторяющий покрой металлической кирасы и носящийся поверх кирасы или вместо нее).

На рисунке справа офицер Кавалергардского полка Русской Армии 1800 годав красном супервесте с белым мальтийским крестом ("гвардия, приданная Великому Магистру"). Российский император Павел I в 1798-1801 годах являлся Grand Master Мальтийского Ордена.

К началу средневековья, Иерусалим стал главным местом паломничества христиан, хотя трудности, с которыми сталкивались путешественники, шедшие через страну постоянно находящуюся в неразберихе, разделенyю войнами и ссорящимися местными вождями, в сочетании с долгим путешествием через море, переполненное пиратами и мародерами, делал это предприятие чрезвычайно опасным.

А на Святой Земле почти не было христианских организаций, способных обеспечить ночлег, медицинскую помощь, питание пилигримам, которых, к тому же часто захватывали местные жители с целью получения выкупа.

Относительно точного времени рождения Ордена в разных исторических источниках приводятся разные даты. По некоторым источникам в 1070 году (за 25 лет до Первого Крестового Похода ) знатный рыцарь Герард (Джерард?) основал при уже существовавшем Странноприимном Доме в Иерусалиме священное братство, взявшее на себя заботы о христианских паломниках. По другой версии этог произошло в 1080 году и основатель не был рыцарем..

Историк Guy Stair Sainty сегодняшний официальный историограф Тевтонского Ордена утверждает, что большинство историков сходятся на том, что некий Gerard Beatified (Джерард Благословенный) родом из города Martigues что во французской провинции Прованс в момент взятия крестоносцами Иерусалима 15 июля 1099 года уже являлся ректором (Rector) или мастером (Master) Госпиталя в Иерусалиме.

От автора. Термин "госпиталь", который понимается сегодня всеми как военная больница или больница для раненных на войне, и понимается только как чисто медицинское учреждение, в те времена означал значительно более широкое понятие. Латинское слово "gospital" переводится, как "гость". Можно сказать, что Госпиталь того времени -это гостиница или приют, где путник может получить весь комплекс услуг, в которых он нуждается (ночлег, питание, лечение, отдых, защиту, безопасность, религиозные требы), причем в значительной мере бесплатно.

В период правления Джерарда Госпиталь являлся сугубо мирной организацией. Число мест в госпитале достигало 2 тыс. Использовались методы передовой тогда арабской медицины. Он создал первые Уставы Госпиталя, что для того времени, характерного отстутствием каких либо правил и установлений, было просто удивительно.

На вырезке из плана Иерусалима красным показан Госпиталь.

Госпиталь располагался возле Церкви Святого Джона Баптиста (Church of Saint John the Baptist) и недалеко от Церкви Гроба Господня (Church of the Holy Sepulcher) и Аббатства Санты Марии Латинской (Abbey of Santa Maria Latina).

Госпиталь был организован в двух отделениях - одно для мужчин посвященное Святому Иоанну (Saint John), другое (для женщин) посвященное Марии Магдалине (Mary Magdalen) и оба отделения находились первоначально под властью Аббатства Санты Марии Латинской (Abbot of Santa Maria Latina).

Помощь оказывалась раненным и больным любого вероисповедания, что приносило Госпиталю много доходов от благодарных пациентов и позволило Госпиталю стать независимым от Бенедиктинского Аббатства (Benedictine Abbot), вскоре после взятия крестоносцами города. С обретением независимости Госпиталь отказался от поклонения Святому Бенедикту (Saint Benedict) в пользу Святого Августина (Saint Augustine).

В 1107 году тогдашний христианский король Иерусалима Болдуин I официально утвердил монашеское Братство (Brotherhood) и закрепил за ним землю, на которой располагался Госпиталь.

На снимке панорама современного Иерусалима с видом на церковь Гроба Господня и места, где располагался Госпиталь.

Под руководством Джерарда братья сформировали себя в религиозное братство, принимая торжественные клятвы бедности, целомудрия и повиновения.

Чтобы символизировать свой отказ от всего мирского, они выбрали униформой простую одежду и белый крест, который позже стал восьмиконечным как символ восьми блаженств.

Буллой Postulatio Voluntatis от 5 февраля 1113, Римский папа Пасхалий II (Pope Pascal II) одобрил их устав, за исключением упоминаний о любых военных режимах работы.

Эта булла гласила:
" Нашему Почтенному Сыну Джерарду, основателю и Директору Иерусалимского Госпиталя (His Venerable Son Gerard, Founder and Director of the Hospital of Jerusalem) и его всем законным последователям и продолжателям ....,
Ты просил нас, чтобы Госпиталь, который Ты основал в городе Иерусалиме, около церкви Святого Джона Баптиста, должен быть укреплен по полномочию Папского престола и усилен защитой Апостола Святого Петра (Apostle Saint Peter), .. .......
Мы соглашаемся с твоими просьбами с отеческим милосердием, и мы подтверждаем по полномочию этого существующего декрета, этот Храм (House of God), этот Госпиталь (Hospital), повинуется Апостольскому Глазу, и защищен Святым Петром .....,
что Вы - действительный администратор и директор этого госпиталя, и мы желаем, чтобы, в случае вашей смерти, никто не мог быть помещен во главе его уловкой или интригой и что уважаемые братья могут избирать по воле Бога .......,
мы подтверждаем навсегда, и для Вас и ваших наследников ...
все преимущества, привилегии и имущество, которое это теперь имеется в Азии и Европе и которое может быть приобретено в будущем , освобождается от любых налогов." .

В последующие годы под эгидой Братства (Brotherhood) были основаны госпитали для паломников в Европе, в основном, в портовых городах Сант-Гилесе (Saint-Gilles), Асти (Asti), Пизе (Pisa), Бари (Bari), Отранто (Otranto), Таранто (Taranto) и Мессине (Messina). В этих госпиталях паломники могли приготовиться к паломничеству, дожидаться корабля и приготовиться к долгому и опасному путешествию через Средиземное море, а также отдохнуть после паломничества перед возвращением домой.

Джерард умер в 1120 году и день его смерти до сих пор числится в календаре Мальтийского Ордена.

Но еще до смерти Джерарда к Братству присоединяется группа рыцарей крестоносцев во главе с неким Раймондом де Пюи (Raymond du Puy) родом из Прованса. (который позднее стал после Джерарда вторым руководителем Госпиталя)

Не вполне точно известно, когда Братство стало заниматься функцией военной защищиты Гроба Господня (Holy Sepulcher) и бороться c неверными везде, где обнаружит. Примерно считается, что между 1126 и 1140 годами .

Первая военная задача, выполняемая новыми братьями рыцарями была физическая защита паломников шедших от Яффы (Jaffa) до Иерусалима (Jerusalem) от постоянно беспокоящих их бандитов. Очень быстро задача разрослась до обязанности очищать окрестности от разбойников и вообще от неверных.

С этого времени и до времени падения Мальты Мастера (Masters) или Гроссмейстеры (Grand Masters) (с 1489), были, и религиозными руководителями (Religious Superiors) и военными командирами рыцарей (Military Commanders of the knights).

Таким образом, между 1126 и 1140 годами Братство все больше становится военно-религиозной организацией, хотя функции призрения слабых и больных паломников сохранялись.

В это же период наименование организации "Братство" (Brotherhood) заменяется на "Орден" (("Ordo" (Order)), как это уже было принято в военно-религиозных сообществах в Европе.

Точных сведений относительно происхождения первых рыцарей-госпитальеров не имеется. Вполне очевидно, что подавляющее их большинство было французами, т.к. основная масса крестоносцев Первого Крестового Похода была из Франции и Раймонд де Пюи также был французом. Однако, большинство госпиталей Ордена в Европе размещались в южной Италии, а большая часть пожертвований шла из Испании. Поэтому есть все основания полагать, что среди рыцарей-госпитальеров имелось немало итальянцев и испанцев.

В 1137 году Римский папа Иннокентий II утвердил правило, согласно которому, ранее вступивший в Орден брат не имел права самостоятельно снять с себя обет, Для этого требовалось согласие всех остальных братьев.

Вступавшие в орден принимали три обычных монашеских обета - безбрачие, бедность и повиновение

Первоначально не требовалось никаких доказательств своего благородного происхождения, чтобы стать рыцарем-госпитальером. Само наличие дорогостоящего оружия, защитных доспехов, боевого коня уже указывало на благородство. Нередко для выполнения военных задач привлекались временно и не состоящие в братстве рыцари. Однако к 1206 году члены Ордена уже делились на классы, к первому из которых принадлежали только рыцари. Руководящий состав мог избираться только из их числа. Ко второму классу принадлежали орденские священники, так называемые "служащая братия"(сержанты), сотрудники госпиталей, к третьему классу обслуживающий персонал. Последний класс обетов монашества не давал. В бою участвовали рыцари и сержанты.
Кроме братьев ряд привилегий и защиту Ордена получали также так называемые "собратья" (confratres) и "дарители" (donati), т.е. те, кто помогал Ордену или непосредственным участием в боевых действиях или же материально. Этой системы в других Орденах не было

Орден очень быстро становился мощной военно-монашеской организацией. Его военная мощь уже в 1136 году побудила корорля Иерусалима передать госпитальерам крепость Бетгемлин (Bethgibelin), важный стратегический пункт на южной границе, прикрывющий порт Ашкалон. Госпитальеры за свой счет укрепили и расширили крепость.

Чем объяснить возникновение и очень быстрое развитие военно-монашеских Орденов в начале XII века, и ордена госпитальеров. в частности?

Дело в том. что монархи и крупные феодалы того времени были хорошими воинами, зачастую неплохими военачальниками, но вовсе никакими администраторами. Можно сказать, что все они были просто разбойниками в королевских мантиях. Завоевывать территории и крепости они умели, грабить их тоже. Но XII век был веком становления государственности. Общественное развитие требовало стабильных границ, законов, стабильности страны. И только военно-монашеские Ордена с их тщательно разработанными уставами и членами, научившимися их исполнять, связанными единой целью, не имеющими своих собственных своекорыстных интересов, скрепленных дисциплиной и имеющие в руках постоянное обученное и сплоченное войско могли быть и были на деле очагами, зародышами возникновения государств.

Именно это привлекало к Орденам и королей, видевших в этих организациях свою опору, и состоятельных людей, ищущих прочной защиты от произвола крупных феодалов, и католическую церковь, видящую в Орденах средство укрепления власти паспкого престола.

Госпитальеры, будучи хорошими администраторами, привлекали к работе выдающихся строителей. медиков, архитекторов, оружейников того времени, создавали сеть укрепленных пунктов по границам королевства, организовали своего рода пограничную службу, препятствуя проникновению в страну мусульманских отрядов.

Между 1142 и 1144 годами госпитальеры приобрели пять графств в округе Триполи, суверенное княжество на севере королевства. Всего к этому времени в руках госпитальеров находилосб уже около 50 укрепленных замков. включая такие важные крепости Крак де Шевалье ((Krak des Chevaliers (Crac)) и Маргат (Margat). Руины этих замков и поныне высятся на господствующих высотах над долинами, напоминая о временах Крестовых Походов и власти христианства над этими землями.

На снимке выше руины орденского замка Крак де Шевалье.

На снимке справа руины орденского замка Маргат.

Рыцари Ордена, понимая свое могущество, были не очень щепетильны с церковными властями. Они просто-напросто вытеснили из центра Иерусалима аббатство Санты Марии Латинской и заняли, ранее принадлежавшие аббатству здания.

Госпитальеры принимали активное участие во Втором Крестовом Походе, внося а ряды крестоносцев элементы порядка, организованности что помогло одержать ряд побед.Однако, поход закончился провалом.

В довольно таки продолжительный полувековой промежуток времени между окончанием второго Крестового похода (1148) и началом третьего Крестового похода (1189) история северной Африки богата событиями борьбы между христианами и мусульманами. Здесь было все - и свирепая жестокость и тех и других, и заключения союзов, и предательство и успешные штурмы городов как с одной стороны, так и с другой. Во всех этих событиях госпитальеры принимают самое активное участие В 1177 госпитальеры вместе с тамплиерами участвуют в битве при Аскалоне и вносят существенный вклад в победу христиан. Мусульмане во главе с Атабеком Нуретдином сумели организовать отпор крестоносцам. В 1154 году он овладел Дамаском и начал наступление на Иерусалимское королевство.

В 1187 году Саладин вторгается в Иерусалимское королевство и осаждает Тивериаду. Он захватывает город.

В течение нескольких недель все крепости королевства пали. Затем наступила очередь и самого Иерусалима и Тира. К этому времени раздоры между тамплиерами и госпитальерами, включая военные стычки и серьезные бои, привели к ослаблению обеих Орденов, взаимной неприязни и недоверию. Настоящей обороны Иерусалима организовано не было и город пал.

В 1189 году начинается Третий Крестовый поход. К 1191 году после двухлетней осады крестоносцам удается овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра).

15 июля 1199 года, т.е. в самом начале Четвертого Крестового похода крестоносцам удается вновь овладеть Иерусалимом.

В первой половине - середине XIII века госпитальеры являются основной военной силой христиан в Палестине и сдерживают натиск мусульман. Они принимают участие в V, VI, VII Крестовых походах. В 1244 году в конце VI Крестового Похода в битве под Газой госпитальеры терпят серьезнейшее поражение. В плен попадает магистр и много рыцарей.

Но в 1249 году госпитальеры принимают участие в VII Крестовом Походе. И снова неудача - проигрыш битвы при Мансуре, в ходе которой в плен попадают магистр и 25 высших руководителей Ордена.

Крестоносцев преследует одна неудача за другой. Госпитальеры становятся арьергардом последних Крестовых Походов. Они продолжают удерживать свои крепости, даже когда другие крестоносцы уже покидают Палестину.

Крак де Шевалье они удерживают до 1271 года, Маргат до 1285 года. Когда пал Иерусалим в 1187 году, госпитальеры перенесли свою резиденцию в Акру (Сен Жак д`Акр). Но в 1291 году пришлось оставить и последний оплот христианства в Палестине. Раненый магистр Ордена Иоаннитов, прикрывавших эвакуацию горожан и посадку их на корабли взошел на борт корабля последним.

Так закончилась эпоха Крестовых Походов, а с нею и эпоха расцвета и величия военно-монашеских орденов. Орденам предстояло искать свою нишу в новых исторических условиях.
Тевтоны отсрочат свое падение тем, что переключатся на христианизацию Прибалтики.
Тамплиеры так и не найдут своего места в Европе и будут в 1307 году разгромлены опасавшимися за свою власть французским королем Франциском Красивым и Папой римским Клементом V.
Госпитальеры, разместившись сначала на острове Кипр, а затем перебравшись на остров Родос продлят свое активное существование морскими операциями на Средиземном море против пиратов.
_________________

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
КРЫС
Ассасин


Зарегистрирован: 21.07.2008
Сообщения: 186
Откуда: Помнишь замок Братства? Да я оттуда.Ну да я друг Уэса.

СообщениеДобавлено: Чт Июл 31, 2008 10:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сараци́ны (греч. Σαρακηνός) — народ, упоминаемый древнеримским историком IV века Аммианом Марцеллином и Птоломеем. Кочующее разбойническое племя, бедуины, жившие вдоль границ Сирии. В начале средних веков было распространено христианскими писателями на всех арабов, а затем стало означать вообще мусульман. Происхождение слова остается невыясненным.

В настоящее время термин используется историками по отношению к населению Арабского халифата в период до турецких завоеваний[1] (VII век — XIII век).
_________________

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
КРЫС
Ассасин


Зарегистрирован: 21.07.2008
Сообщения: 186
Откуда: Помнишь замок Братства? Да я оттуда.Ну да я друг Уэса.

СообщениеДобавлено: Пн Сен 22, 2008 9:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Хашашины (от араб. حشّاشين‎‎ — «употребляющие гашиш»), вошедшие в европейские языки как ассасины — агрессивная секта низаритской ветви исмаилитов, получившая известность и политическое влияние в средневековой Европе и исламском мире. Отличалась строгой дисциплиной и совершением многочисленных религиозно и политически мотивированных убийств.

Орден хашашинов был основан в Иране фатимидским миссионером, персом Хассаном ибн Саббахом (ум. в 1124 году). Глава секты в созданной Ибн Саббахом иерархической системе власти носил титул «Шейх аль-Джабаль» (среди крестоносцев он стал известен как «Горный Старец»).

Из горной крепости Аламут, расположенной к северо-западу от иранского города Казвин и захваченной Ибн Саббахом в 1091 году, в последующие два столетия хашашины распространили своё влияние на многие области мусульманского мира, создав цепь укреплённых горных фортов в северном Иране и Сирии и проводя политику тайных убийств своих врагов и оппонентов. Среди их жертв — Низам аль-Мульк, покровитель учёности и визирь султана Малик-Шаха, пославшего две неудачные военные экспедиции против этого ордена.

К концу XI века хашашины прочно укрепились в северо-западной Сирии; неприступной цитаделью им служила расположенная в этом районе горная крепость Масйаф. Глава ордена в Сирии Рашид ад-Дин ас-Синан (ум. в 1192 году), ставший следующим «Горным Старцем», проводил политику террора в отношении прибывающих крестоносцев.
К 1256 году иранские крепости ордена были разрушены монголами под предводительством Хулагу-хана. Шестнадцатью годами позже, в 1273 году, укрепления в Сирии были уничтожены мамлюкским правителем Бейбарсом I, и сирийские хашашины рассеялись по соседним странам.

Хашашины — террористы Средневековья

Хашашины — члены низаритской ветви шиитской секты исмаилитов. В Европе самое раннее упоминание о хашашинах относится ко временам первых Крестовых походов. В своих разведывательных донесениях крестоносцы сообщали о закрытой фанатичной мусульманской секте и её Великом Владыке, шейхе Хассане ибн Саббахе. Секретная террористическая организация, состоявшая преимущественно из персов, с жесткой внутренней иерархией и дисциплиной, фанатичной преданностью своим лидерам, в результате своей деятельности и окружавшей её мистической атмосферы приобрела влияние, совершенно не соответствовавшее её численности.

На протяжении почти трех веков эта секта терроризировала раннесредневековый мир. Многие арабские и европейские аристократы пали от кинжалов убийц-хашашинов. Несмотря на многочисленную охрану, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили смерть в своих опочивальнях. С тех пор на многих европейских языках слово «ассасин» означает «убийца» или «наемный убийца».

Ранний шиизм и его ответвления

После смерти пророка Мухаммеда, когда поднялся вопрос о том, кто станет главой мусульманской общины, а значит, по тем временам весьма большого и могущественного государства, исламская умма претерпела раскол на два враждующих лагеря: суннитов, приверженцев ортодоксального направления ислама и шиитов, которых поначалу называли протестантами исламского мира.

Часть мусульман выступала за то, что власть должна принадлежать только прямым потомкам пророка Мухаммеда, то есть прямым потомкам Али ибн Абу Талиба, двоюродного брата пророка, женатого на Фатиме, самой любимой дочери Мухаммеда. По их мнению, близкое родство с пророком Мухаммедом делали потомков Али единственно достойными правителями исламского государства. Отсюда пошло название шиитов — «ши’ат Али» («партия Али»).
Шииты, находившееся в меньшинстве, нередко подвергались гонениям со стороны суннитского правящего большинства, поэтому они были часто вынуждены находиться в подполье. Разрозненные шиитские общины были изолированы друг от друга, контакты между ними были сопряжены с величайшими сложностями, а нередко — и угрозой для жизни. Часто члены отдельных общин, находясь рядом, не подозревали о соседстве единоверцев-шиитов, так как принятая у них практика позволяла шиитам скрывать свои истинные взгляды. Вероятно, многовековой изолированностью и вынужденной замкнутостью можно объяснить большое количество самых разнообразных, порой чрезвычайно нелепых и безрассудных ответвлений в шиизме.

Шииты по своим убеждениям были имамитами, считавшими, что рано или поздно мир возглавит прямой потомок четвёртого халифа Али. Главное направление в шиизме основывалось на вере в то, что в качестве воскресшего имама выступит двенадцатый имам, Мухаммед Абуль-Касым (бен Аль-Хосан), появившийся в Багдаде в IX веке и бесследно исчезнувший в 12-летнем возрасте. Большая часть шиитов свято верила в то, что именно Абуль-Касым являлся «скрытым имамом», которому в будущем предстоит вернуться в человеческий мир в виде мессии-махди . Последователи двенадцатого имама впоследствии стали называться «двунадесятниками». Таких же взглядов придерживаются современные шииты.
Примерно по этому же принципу формировались и остальные ответвления в шиизме. «Пятиричники» — верили в культ пятого имама Зейда ибн Али, внука шиитского имама-мученика Хуссейна. В 740 году Зейд ибн Али поднял шиитское восстание против Омеядского халифа и погиб в бою, сражаясь в первых рядах повстанческой армии. Позднее пятиричники разделились на три мелких ответвления, признававших право имамата за теми или иными потомками Зейда ибн Али.
Параллельно с зейдидами (пятиричниками), в конце XVIII века зародилось движение исмаилитов, впоследствии получившее широкий отклик в исламском мире.

В X веке исмаилитами был основан Фатимидский халифат. К этому времени исмаилитское влияние распространилось на Северную Африку, Палестину, Сирию, Ливан, Йемен, Сицилию, а также на, священные для мусульман, города Мекку и Медину. Однако в остальном исламском мире, включая ортодоксальных шиитов, исмаилитов считали опаснейшими еретиками и при любом удобном случае жестоко преследовали.
Примерно в этот исторический период из среды воинствующих исмаилитов выделилось ещё более радикальное и непримиримое двжиение низаритов, наиболее известными из которых стала секта хашашинов.

Хассан ибн Саббах и хашашины

Жестокие преследования исмаилитов-низаритов вынудили их к активному сопротивлению. Перейдя на нелегальное положение, низариты ответили террором на террор. На политической сцене появился создатель секты хашашинов и будущий основатель низаритского государства в горных районах Персии, Сирии, Ирака и Ливана — шейх Хасан I ибн Саббах (1051—1124).

О самом Ибн Саббахе, как и об его жизни, скрытой от посторонних глаз, известно мало, что только укрепляет ореол таинственности, который ещё при его жизни окутывал все, что было связано с этим человеком.
Примкнув в зрелом возрасте к исмаилитам, Ибн Саббах загорелся идеей создания отдельного исмаилитского государства. С 1081 года, находясь в Каире (в то время — столице Фатимидского халифата), он начал активно собирать сторонников, объединяя их под знаменем скрытого имама из новопровозглашенной династии Низаритов. Будучи искусным проповедником и оратором, он быстро сплотил вокруг себя большое число почитателей, учеников и последователей.
Однако одного сочувствия и поддержки широких масс общества для создания государства было недостаточно — требовалась сплоченная организация, способная дать отпор врагам. По всему халифату создавались подпольные группы проповедников, которые, кроме пропаганды нового учения, занимались систематическим сбором различной информации разведывательного характера. Эти разбросанные ячейки в любой момент были готовы по приказу Ибн Саббаха выступить как мобильные боевые террористические группы.

В 1090 году, в самый разгар репрессий, Ибн Саббах бежал из Каира и спустя несколько месяцев объявился в южной части Каспия, в горных районах Западной Персии. К этому времени, он уже находился в зените популярности и имел собственную организацию исмаилитов-низаритов (ставшую впоследствие известной, как организация хашашинов). Но прежде, чем приступить к созданию государства, Ибн Саббаху требовалось захватить какую-то территорию, превратив её в центр своего движения.

Его выбор пал на неприступную крепость, возведенную на высокой скале Аламут, скрытой среди горных хребтов на берегу Каспийского моря. Сама скала Аламут, что в переводе с местного наречия означает «Гнездо орла», на фоне гор казалась естественной природной крепостью. Подходы к ней были перерезаны глубокими ущельями и бушующими горными потоками. Выбор Ибн Саббаха во всех отношениях оправдывал себя. Нельзя было представить более выгодного в стратегическом отношении места для создания столицы-символа тайного ордена. Ибн Саббах овладел этой неприступной крепостью практически без боя. Позднее, хашашины также захватили ряд крепостей в горах Курдистана, Фарса и Альбурса, а также несколько замков на западе — в горных районах Ливана и Сирии.

Хашашинам в некоторой степени повезло. Вскоре после захвата крепости Аламут умер сельджукидский султан Малик-шах. После этого долгих двенадцать лет государство Сельджукидов сотрясали междоусобные распри за трон. Все это время им было не до сепаратистов, окопавшихся в Аламуте. Объединив горные районы Персии, Сирии, Ливана и Ирака, хашашины фактически создали исмаилитское государство, просуществовавшее почти два столетия, с 1090 по 1256 год.
Ибн Саббах установил в Аламуте для всех без исключения суровый образ жизни. Первым делом он демонстративно, в период мусульманского поста Рамадан, отменил на территории своего государства все законы шариата. За малейшее отступление грозила смертная казнь. Он наложил строжайший запрет на любое проявление роскоши. Ограничения касались всего: пиров, потешной охоты, внутреннего убранства домов, дорогих нарядов и т. п. Суть сводилась к тому, что в богатстве терялся всякий смысл. Зачем оно нужно, если его нельзя использовать? На первых этапах существования Аламутского государства Ибн Саббаху удалось создать нечто, похожее на средневековую утопию, которой не знал исламский мир и о которой даже не задумывались европейские мыслители того времени. Таким образом, он фактически свел на нет разницу между низшими и высшими слоями общества. По мнению некоторых историков, государство исмаилитов-низаритов сильно напоминало коммуну, с той разницей, что власть в ней принадлежала не общему совету вольных тружеников, а все-таки авторитарному духовному лидеру-вождю.

Сам Ибн Саббах подавал своим приближенным личный пример, до конца своих дней ведя чрезвычайно аскетичный образ жизни. В своих решениях он был последователен и, если того требовало, бессердечно жесток. Он приказал казнить одного из своих сыновей лишь по подозрению в нарушении им установленных законов.

Объявив о создании государства, Ибн Саббах отменил все сельджукидские налоги, а вместо них приказал жителям Аламута строить дороги, рыть каналы и возводить неприступные крепости. По всему миру его агенты-проповедники скупали редкие книги и манускрипты, содержавшие различные знания. Ибн Саббах приглашал или похищал в свою крепость лучших специалистов различных областей науки, начиная от инженеров-строителей, заканчивая медиками и алхимиками. Хашашины смогли создать систему фортификаций, которая не имела себе равных, а концепция обороны вообще на несколько веков опередила свою эпоху. Сидя в своей неприступной горной крепости, Ибн Саббах отправлял убийц-смертников по всему государству Сельджукидов. Но к тактике террористов-самоубийц Ибн Саббах пришёл не сразу. Существует легенда, согласно которой он принял такое решение благодаря случаю.

Во всех концах исламского мира по поручению Ибн Саббаха, рискуя собственными жизнями, действовали многочисленные проповедники его учения. В 1092 году в городе Сава, расположенном на территории Сельджукидского государства, проповедники хашашинов убили муэдзина, опасаясь, что тот выдаст их местным властям. В отместку за это преступление, по приказу Низама аль-Мулька, главного визиря сельджукидского султана, предводителя местных исмаилитов схватили и предали медленной мучительной смерти. После казни его тело показательно проволокли по улицам Савы и на несколько дней вывесили труп на главной базарной площади. Эта казнь вызвала взрыв негодования и возмущения в среде хашашинов. Возмущенная толпа жителей Аламута подошла к дому своего духовного наставника и правителя государства. Легенда гласит о том, что Ибн Саббах поднялся на крышу своего дома и громогласно произнес: «Убийство этого шайтана предвосхитит райское блаженство!»

Не успел Ибн Саббах спуститься в свой дом, как из толпы выделился молодой человек по имени Бу Тахир Аррани и, опустившись на колени перед Ибн Саббахом, изъявил желание привести в исполнение вынесенный смертный приговор, даже если при этом придется заплатить его собственной жизнью.

Небольшой отряд фанатиков-хашашинов, получив благословение от своего духовного лидера, разбился на мелкие группы и двинулся в сторону столицы государства Сельджукидов. Ранним утром 10 октября 1092 года Бу Тахир Аррани каким-то способом умудрился проникнуть на территорию дворца визиря. Спрятавшись в зимнем саду, он терпеливо ожидал свою жертву, прижав к груди огромный нож, лезвие которого было предварительно смазано ядом. Ближе к полудню на аллее появился человек, одетый в очень богатые одеяния. Аррани никогда не видел визиря, но, судя по тому, что человека, идущего по аллее, окружало большое количество телохранителей и рабов, убийца решил, что это мог быть только визирь. За высокими, неприступными стенами дворца телохранители чувствовали себя слишком уверенно и охрана визиря воспринималась ими как не более чем ежедневная ритуальная повинность. Улучив удобный момент, Аррани подскочил к визирю и нанес ему, по меньшей мере, три удара отравленным ножом. Стража подоспела слишком поздно. Прежде чем убийца был схвачен, визирь уже извивался в предсмертных судорогах. Cтража практически растерзала Аррани, но смерть Низама аль-Мулька стала символическим сигналом к штурму дворца. Хашашины окружили и подожгли дворец визиря.
Смерть главного визиря государства Сельджукидов повлекла за собой настолько сильный резонанс во всем исламском мире, что это невольно подтолкнуло Ибн Саббаха к очень простому, но, тем не менее, гениальному выводу: можно выстроить весьма эффективную оборонительную доктрину государства и, в частности, движения исмаилитов-низаритов, не затрачивая значительные материальные средства на содержание большой регулярной армии. Необходимо было создать свою «спецслужбу», в задачи которой входило бы устрашение и показательное устранение тех, от кого зависело принятие важных политических решений; спецслужбу, которой ни высокие стены дворцов и замков, ни огромная армия, ни преданные телохранители не могли бы ничего противопоставить, чтобы защитить потенциальную жертву.
Прежде всего, следовало наладить механизм сбора достоверной информации. К этому времени у Ибн Саббаха во всех уголках исламского мира уже действовало бесчисленное количество проповедников, которые регулярно сообщали ему обо всех происходящих событиях. Однако новые реалии требовали создания разведывательной организации качественно иного уровня, агенты которой имели бы доступ к высшим эшелонам власти. Хашашины одни из первых ввели понятие «вербовка». Имам — вождь исмаилитов — обожествлялся, преданность единоверцев Ибн Саббаху делала его непогрешимым; его слово было больше чем закон, его воля воспринималась как проявление божественного разума. Исмаилит, входящий в разведывательную структуру, почитал выпавшую на него долю как проявление высочайшей милости Аллаха. Ему внушалось, что он появился на свет лишь для выполнения своей «великой миссии», перед которой меркнут все мирские соблазны и страхи.

Благодаря фанатичной преданности своих агентов, Ибн Саббах был информирован обо всех планах врагов исмаилитов, правителей Шираза, Бухары, Балха, Исфахана, Каира и Самарканда. Однако организация террора была немыслима без создания продуманной технологии подготовки профессиональных убийц, безразличие к собственной жизни и пренебрежительное отношение к смерти которых делало их практически неуязвимыми.

В своей штаб-квартире в горной крепости Аламут, Ибн Саббах создал настоящую школу по подготовке разведчиков и диверсантов-террористов. К середине 90-ых гг. XI века Аламутская крепость стала лучшей в мире академией по подготовке тайных агентов узкого профиля. Действовала она крайне просто, тем не менее, достигаемые ею результаты были весьма впечатляющи. Ибн Саббах сделал процесс вступления в орден очень сложным. Примерно из двухсот кандидатов к завершительной стадии отбора допускали максимум пять-десять человек. Перед тем, как попасть во внутреннюю часть замка, кандидату сообщалось о том, что, приобщившись к тайному знанию, обратного пути из ордена у него быть не может.

Одна из легенд гласит о том, что Ибн Саббах, будучи человеком разносторонним, имевшим доступ к разного рода знаниям, не отвергал чужого опыта, почитая его как желанное приобретение. Так, при отборе будущих террористов, он воспользовался методикой древних китайских школ боевых искусств, в которых отсеивание кандидатов начиналось задолго до первых испытаний. Молодых юношей, желавших вступить в орден, держали перед закрытыми воротами от нескольких суток до нескольких недель. Только самых настойчивых приглашали во внутренний двор. Там их заставляли несколько дней впроголодь сидеть на холодном каменном полу, довольствуясь скудными остатками пищи и ждать, порой под ледяным проливным дождем или снегопадом, когда их пригласят войти внутрь дома. Время от времени на внутреннем дворе перед домом Ибн Саббаха появлялись его адепты из числа прошедших первую степень посвящения. Они всячески оскорбляли, даже избивали молодых людей, желая проверить, насколько сильно и непоколебимо их желание вступить в ряды хашашинов. В любой момент молодому человеку позволялось подняться и уйти восвояси. Лишь прошедшие первый круг испытаний допускались в дом Великого Владыки. Их кормили, отмывали, переодевали в добротную, теплую одежду… Для них начинали приоткрывать «врата иной жизни».

То же предание гласит о том, что хашашины, силой отбив труп своего товарища, Бу Тахира Аррани, похоронили его по мусульманскому обряду. По приказу Ибн Саббаха на воротах крепости Аламут была приколочена бронзовая табличка, на которой было выгравировано имя Бу Тахира Аррани, а напротив него, имя его жертвы — главного визиря Низама аль-Мулька. С годами эту бронзовую табличку пришлось увеличить в несколько раз, так как список стал составлять уже сотни имен визирей, князей, мулл, султанов, шахов, маркизов, герцогов и королей.
Хашашины отбирали в свои боевые группы физически сильных молодых людей. Предпочтение отдавалось сиротам, поскольку от хашашина требовалось навсегда порвать с семьей. После вступления в секту его жизнь всецело принадлежала «Старцу Горы», как называли Великого Владыку. Правда, в секте хашашинов они не находили решения проблем социальной несправедливости, зато «Старец Горы» гарантировал им вечное блаженство в райских садах взамен отданной реальной жизни.

Ибн Саббах придумал довольно простую, но чрезвычайно эффективную методику подготовки так называемых «фидаинов». «Старец Горы» объявил свой дом «храмом первой ступени на пути в Рай». Кандидата приглашали в дом Ибн Саббаха и одурманивали гашишем. Затем, погруженного в глубокий наркотический сон, будущего фидаина переносили в искусственно созданный «райский сад», где его уже ожидали смазливые девы, реки вина и обильное угощение. Окружая растерянного юношу похотливыми ласками, девушки выдавали себя за райских девственниц-гурий, нашептывая будущему хашашину-смертнику, что он сможет сюда вернуться как только погибнет в бою с неверными. Спустя несколько часов ему опять давали наркотик и, после того как он вновь засыпал, переносили обратно. Проснувшись, адепт искренне верил в то, что побывал в настоящем раю. С первого мига пробуждения реальный мир терял для него какую-либо ценность. Все его мечты, надежды, помыслы были подчинены единственному желанию вновь оказаться в «райском саду», среди столь далеких и недоступных сейчас прекрасных дев и угощений.

Стоит заметить, что речь идет об XI веке, нравы которого были настолько суровы, что за прелюбодеяние могли просто-напросто забить камнями. А для многих малоимущих людей, ввиду невозможности заплатить калым за невесту, женщины были просто недосягаемой роскошью.

«Старец Горы» объявил себя чуть ли не пророком. Для хашашинов он был ставленником Аллаха на земле, глашатаем его священной воли. Ибн Саббах внушал своим адептам, что они могут попасть в райские сады, минуя чистилище, лишь при одном условии: приняв смерть по его непосредственному приказу. Он не переставал повторять изречение в духе пророка Мухаммеда: «Рай покоится в тени сабель». Таким образом, хашашины не только не боялись смерти, но страстно её желали, ассоциируя её с долгожданным раем.

Вообще, Ибн Саббах был мастером фальсификации. Иногда он использовал не менее эффективный прием убеждения или, как сейчас называют, «промывания мозгов». В одном из залов Аламутской крепости, над скрытой ямой в каменном полу, было установлено большое медное блюдо с аккуратно вырезанной по центру окружностью. По приказу Ибн Саббаха, один из хашашинов прятался в яме, просовывая голову через вырезанное в блюде отверстие, так что со стороны, благодаря искусному гриму, казалось, будто-бы она отсечена. В зал приглашали молодых адептов и демонстрировали им «отсеченную голову». Неожиданно из темноты появлялся сам Ибн Саббах и начинал совершать над «отсеченной головой» магические жесты и произносить на «непонятном, потустороннем языке» таинственные заклинания. После этого, «мертвая голова» открывала глаза и начинала говорить. Ибн Саббах и остальные присутствующие задавали вопросы относительно рая, на которые «отсеченная голова» давала более чем оптимистические ответы. После того, как приглашенные покидали зал, помощнику Ибн Саббаха отрубали голову и на следующий день выставляли её напоказ перед воротами Аламута.
Или другой эпизод: доподлинно известно, что у Ибн Саббаха было несколько двойников. На глазах у сотни рядовых хашашинов двойник, одурманенный наркотическим зельем, совершал показательное самосожжение. Таким способом Ибн Саббах якобы возносился на небеса. Каково же было удивление хашашинов, когда на следующий день Ибн Саббах представал перед восхищенной толпой целым и невредимым.

Один из европейских послов после посещения Аламута — ставки «Старца Горы», вспоминал: «Хассан обладал прямо таки мистической властью над своими подданными. Желая продемонстрировать их фанатичную преданность, Хассан сделал едва заметный взмах рукой и несколько стражников, стоявших на крепостных стенах, по его приказу незамедлительно сбросились в глубокое ущелье…»

Кроме «идеологической подготовки», хашашины очень много времени проводили в ежедневных изнурительных тренировках. Будущий хашашин-смертник был обязан прекрасно владеть всеми видами оружия: метко стрелять из лука, фехтовать на саблях, метать ножи и сражаться голыми руками. Он должен был превосходно разбираться в различных ядах. «Курсантов» школы убийц заставляли по много часов и в зной и в лютую стужу сидеть на корточках или неподвижно стоять, прижавшись спиной к крепостной стене, чтобы выработать у будущего «носителя возмездия» терпение и силу воли. Каждого хашашина-смертника готовили для «работы» в строго определенном регионе. В программу его обучения входило также изучение языка того государства, в котором его могли задействовать.

Особое внимание уделялось актёрскому мастерству — талант перевоплощения у хашашинов ценился не меньше, чем боевые навыки. При желании они умели изменяться до неузнаваемости. Выдавая себя за бродячую цирковую труппу, монахов средневекового христианского ордена, лекарей, дервишей, восточных торговцев или местных дружинников, хашашины пробирались в самое логово врага, чтобы убить там свою жертву. Как правило, после выполнения приговора, вынесенного «Старцем Горы», хашашины даже не пытались скрыться с места покушения, с готовностью принимая смерть или убивая себя самостоятельно. Саббахиты, или «люди горных крепостей», как часто называли хашашинов, даже находясь в руках палача и подвергаясь изуверским средневековым пыткам пытались сохранять улыбки на своих лицах.
Слухи о «Старце Горы» очень быстро распространились далеко за пределы исламского мира. Многие из европейских правителей платили дань, желая избежать его гнева. Ибн Саббах рассылал по всему средневековому миру своих убийц, никогда не покидая, впрочем, как и его последователи, своего горного убежища. В Европе предводителей хашашинов в суеверном страхе называли «горными шейхами», часто даже не подозревая, кто именно сейчас занимает пост Верховного Владыки. Почти сразу после образования ордена, Ибн Саббах смог внушить всем правителям, что от его гнева невозможно укрыться. Осуществление «акта божьего возмездия» — это лишь вопрос времени.

Примером «отсроченного акта возмездия» может служить характерный случай, дошедший до нас благодаря многочисленным преданиям, передаваемым из уст в уста уцелевшими хашашинами. (Со времен первого хашашина-смертника Бу Тахир Аррани, память о погибших за «святую идею» тщательно хранилась и почиталась последующими поколениями хашашинов.) Хашашины долго и безрезультатно охотились за одним из могущественных европейских князей. Охрана европейского вельможи была организована настолько тщательно и скрупулёзно, что все попытки убийц приблизиться к жертве неизменно терпели неудачу. Во избежание отравления или иных «коварных восточных ухищрений», ни один чужак не мог не только подойти к князю, но и приблизиться ко всему, чего могла коснуться его рука. Пища, которую принимал князь, предварительно опробывалась специальным человеком. День и ночь возле него находились вооруженные телохранители. Даже за большие богатства хашашинам не удавалось подкупить кого-либо из охраны…

Тогда Ибн Саббах предпринял нечто иное. Зная, что европейский вельможа слыл ярым католиком, «Старец Горы» отправил в Европу двух молодых людей, которые по его приказу обратились в христианство, благо, принятая среди шиитов практика «такыйя» позволяла им совершить обряд крещения для достижения священной цели. В глазах всех окружающих они стали «истинными католиками», ревностно соблюдавшими все католические посты. В течение двух лет они каждый день посещали местный католический собор, проводя долгие часы в молитвах, стоя на коленях. Ведя строго канонический образ жизни, молодые люди регулярно отпускали собору щедрые пожертвования. Их дом был круглые сутки открыт для любого страждущего. Хашашины понимали, что единственную узкую брешь в охране вельможи можно найти во время воскресного посещения им местного католического собора.

Убедив всех окружающих в своей «истинной христианской добродетели», новообращенные псевдо-католики стали чем-то само собой разумеющимся, неотъемлемой частью собора. Охрана перестала обращать на них должное внимание, чем незамедлительно и воспользовались убийцы. Однажды, во время очередного воскресного служения, одному из хашашинов удалось приблизиться к князю и неожиданно нанести ему несколько ударов кинжалом. К счастью жертвы, охрана молниеносно среагировала и нанесенные хашашином удары пришлись в руку и плечо, не причинив вельможе серьёзных ранений. Однако второй хашашин, находящийся в противоположном конце зала, воспользовавшись суматохой и вызванной первым покушением всеобщей паникой, подбежал к жертве и нанес ему смертельный удар отравленным кинжалом в самое сердце.

Организация, созданная Ибн Саббахом, имела строгое иерархическое построение. В самом низу находились рядовые члены — «фидаины» — исполнители смертных приговоров. Они действовали в слепом повиновении и, если умудрялись выжить несколько лет, повышались до следующего звания — старшего рядового или «рафика». Следующим в иерархической пирамиде хашашинов было звание «даи» . Непосредственно через даи передавалась воля «Старца Горы». Продолжая продвигаться по иерархической лестнице, теоретически можно было подняться и до статуса «дай аль-кирбаль», которые подчинялись только, скрытому от посторонних глаз, таинственному «Шейху аль-Джабалю», то есть самому «Старцу Горы» — Великому Владыке ордена хашашинов и главе исмаилитского государства Аламут — шейху Хассану I ибн Саббаху.

Нельзя не заметить, что хашашины своим примером вдохновили многие тайные общества Востока и Запада. Европейские ордена подражали хашашинам, перенимая у них методику жесткой дисциплины, принципы повышения в ранге, технику знаков отличия, эмблем и символов.

Иерархическое построение внутри ордена хашашинов было неотъемлемо связано с различными «степенями посвящения», что весьма характерно для всех исмаилитских общин того периода. Каждая новая ступень посвящения все дальше отдалялась от исламских догм, приобретая все больше чисто политическую окраску. Высшая степень посвящения почти не имела ничего общего с религией. На этом этапе такие базисные понятия, как «священная цель» или «священная война» приобретали совершенно иной, диаметрально противоположный смысл. Оказывается, можно употреблять алкоголь, нарушать исламские законы, ставить под сомнение святость пророка Мухаммеда и воспринимать его жизнь всего-лишь как красивую поучительную легенду-сказку. Из всего этого прийти к выводу, что верхушка правления секты хашашинов придерживалась, тщательно скрываемого как от внешнего мира, так и от рядовых членов секты, «религиозного нигилизма» или, если быть более точным, «религиозного прагматизма», посредством которого решались те или иные насущные политические задачи.

Хашашины и крестоносцы

26 ноября 1095 года Римский Папа Урбан II на церковном соборе в Клермоне призвал к началу крестового похода по освобождению Иерусалима и Палестины из-под власти мусульман-сельджукидов.

В августе 1096 года в направлении Ближнего Востока из разных частей Европы двинулись четыре колоны рыцарей-крестоносцев. Из южной Франции — под предводительством Раймонда Тулузского, из Италии — под предводительством норманнского князя Боэмунда Тарентского, из Нормандии — под руководством герцога Нормандского Роберта, из Лотарингии — во главе с Годфруа де Бульоном, более известным как Готфрид Бульонский. Соединившись в Константинополе, войска крестоносцев переправились в Малую Азию и захватили города Никея, Эдесса и Антиохия. 15 июля 1099 года, после кровопролитной осады, был взят Иерусалим. Таким образом, в результате Первого крестового похода, который длился три года, на Ближнем Востоке образовалось несколько христианских государств: Королевство Иерусалимское, возглавляемое Годфридом Бульонским, Княжество Антиохийское, Графства Триполийское и Эдесское.
Римско-католическая церковь обещала участникам похода отпущение всех грехов. Тем не менее, армия крестоносцев напоминала скорее бандитов, чем благородных освободителей Гроба Господнего. Прохождение крестоносцев сопровождалось невиданным доселе разбоем и разграблениями. В рядах рыцарей-крестоносцев не было единства, чем непременул воспользоваться Хассан ибн Саббах. Нищие европейские бароны, авантюристы и разбойники разного сорта, привлекаемые несметными сокровищами богатого Востока, создавали временные союзы и коалиции, которые никогда не отличались особой прочностью. Рыцари-крестоносцы, пытаясь разрешить внутриусобные проблемы, довольно часто пользовались услугами хашашинов. В числе «заказчиков» хашашинов также были такие рыцарские ордена как Госпитальеры и Тамплиеры. Именно в этот период во многие европейские языки вошло слово «ассасин», которое приобрело значение «наемный убийца». Многие предводители крестоносцев нашли смерть от кинжалов хашашинов.

Хашашины после Ибн Саббаха

Хассан ибн Саббах умер в 1124 году в возрасте 74-х лет. После себя он оставил радикальную религиозную идеологию и тесно сплетенную сеть хорошо укрепленных горных крепостей, управляемых его фанатичными сторонниками. Государству Ибн Саббаха было суждено просуществовать ещё 132 года…

Пик влияния хашашинов приходится на конец XI века. Это связано с возвышением государства турков-мамлюков во главе с султаном Юсуфом ибн Айюбом по прозвищу «Салах ад-Дин». С легкостью захватив прогнивший Фатимидский халифат, с которым у крестоносцев был заключен длительный мирный договор, Салах ад-Дин объявил себя единственным истинным защитником ислама. Отныне ближневосточным христианским государствам крестоносцев угрожала опасность с юга. Длительные переговоры с Салах ад-Дином, который видел свое предназначение в том, чтобы изгнать христиан с мусульманского Востока, не привели к существенным результатам. С 1171 года для крестоносцев начинается тяжелейший период войн с Салах ад-Дином. На этот раз над Иерусалимом, оплотом христианства на Ближнем Востоке, нависла неминуемая угроза…

Малочисленные, фактически отрезанные от остального христианского мира, ослабленные междоусобными распрями крестоносцы даже не думали о дальнейшей экспансии на мусульманские земли. Иерусалимское королевство подвергалось одной атаке за другой. Вполне естественно, что в такой безвыходной ситуации им не оставалось ничего иного, как заключить союз с хашашинами. Было несколько странно и необычно видеть выступающую совместным ополчением мусульманско-крестоносскую дружины. По большому счету, хашашинам было все равно с кем воевать и на чьей стороне выступать. Для них врагами были все — и христиане, и мусульмане. Богатые феодалы крестоносцев щедро оплачивали услуги хашашинов. Многие арабские аристократы и военачальники пали от кинжалов убийц-хашашинов в этот период. Даже самому Салах ад-Дину пришлось пережить несколько неудачных покушений, после которых он лишь по счастливой случайности остался жив. Однако союз крестоносцев и хашашинов не просуществовал долго. Ограбив исмаилитских купцов, король Иерусалимского королевства Конрад Монферратский подписал себе смертный приговор. После этого хашашины стали отправлять убийц в оба лагеря. Доподлинно известно, что за этот период от рук хашашинов погибли: шесть визирей, три халифа, десятки городских правителей и духовных лиц, несколько европейских правителей, такие как Раймонд Первый, Конрад Монферратский, герцог Баварский, а также видный общественный деятель, персидский ученый Абд уль-Махасин, вызвавший гнев «Старца Горы» своей резкой критикой в адрес хашашинов.

Когда государство низаритов достигло пика своего могущества, оно уже сильно отличалось от того, что заложил Ибн Саббах. Из средневековой коммуны государство Аламут фактически превратилось в наследственную монархию с узаконенной родовой передачей власти. Из среды высших чинов ордена выделилась своя феодальная знать, которая больше тяготела к суннитским вольностям, чем к шиитскому аскетизму. Новая знать предпочитала общественный порядок, в котором роскошь и богатство не считались пороком. Расстояние между простыми слоями населения Аламута и феодальной знатью все больше увеличивалось. По этой причине желающих жертвовать собой находилось все меньше и меньше.
После смерти Ибн Саббаха его преемники не смогли расширить владения государства. Провозглашенные Ибн Саббахом лозунги остались невыполнимыми. Государство хашашинов начали раздирать острые внутренние кризисы и его былая мощь стала сходить на нет. Хотя хашашины пережили государство Сельджукидов, возвышение и падение великой Хорезмской державы, основания и крушения ближневосточных государств крестоносцев, государство Аламут неминуемо приближалось к своему закату.

Падение Фатимидского халифата остро отразилось на стабильности Аламута. Салах ад-Дин, превратив Фатимидски

Источник: http://ru.wikipedia.org/
Категория: Занимательные факты | Добавил: Орсиус (07.10.2007)
Просмотров: 1293 | Рейтинг: 5.0/2

Всего комментариев: 0




Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Таверна "Трое Леших"

Вы не авторизированы! Для участия в чате войдите на сайт, как зарегистрированный пользователь.
_________________

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
ULTRA
Адепт


Зарегистрирован: 26.11.2008
Сообщения: 56
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 05, 2008 10:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В конце XI в. в исмаилизме произошел раскол: образовался неоисмаилизм,
ставший идеологией секты АССАСИНОВ ("ассасин" - от арабск. "хашишиюн" -
"курящие гашиш"), которые обожествили своего имама - Хасана ибн Шаббата
(1033 - 1124). Он известен также под именем "Старца", или, лучше сказать,
"Владыки Горы".
Хасан ибн Шаббат, один из проповедников исмаилизма, человек отважного
духа, имел большое влияние в Каире. Это влияние, однако, возбудило зависть в
других, которым удалось отправить его в ссылку. Его посадили на корабль,
чтобы вывезти из страны, но поднялась буря, и все сочли себя погибшими. Но
Хасан, приняв повелительный вид, воскликнул: "Аллах обещал мне, что со мною
не случится ничего дурного!" Вдруг буря утихла, матросы закричали: "Чудо!" -
и сделались последователями Хасана. Хасан прошел Персию, проповедуя и
нобирая прозелитов, и, захватив крепость Аламит, на рубеже Ирака и Дилема,
которую назвал "Домом Богатства", учредил там свое правление.
История времени Хасана полна его именем. Короли в самом центре Европы
дрожали при его имени. Его могущественная рука достигала повсюду.
Филипп-Август французский так его боялся, что не смел пошевелиться без
телохранителей, и, может быть, неумолимый Владыка Горы щадил его именно за
этот страх.
Сначала Хасан не показывал никакого намерения, кроме усиления влияния
Каирского халифата, но скоро сбросил эту маску, т. к. его свирепый характер
с трудом подчинялся хитрости и лицемерию. Он сбавил девять степеней, на
которые разделялись исмаилиты в Каире, на семь и сам стал во главе с титулом
Сейдна, или Сидна, откуда происходит испанское "сид" и итальянское "синьор".
Чтобы привести в порядок учрежденные им семь степеней, Хасан составил
учение ассасинов. Первая степень предписывала наставнику внимательно
наблюдать за характером кандидата, прежде чем принять его в секту. Вторая
убежда-лаего приобрести доверие кандидата, льстя его наклонностям и
страстям; третья - запутать его сомнениями и затруднениями, показывая
нелепость Корана; четвертая - исторгать из него торжественную клятву
верности и по-виновеия, с обещанием изложить его сомнения перед наставником;
и пятая - показывать ему, что самые знаменитые люди в государстве
принадлежали к их тайной секте. Шестая, называемая "утверждение", заставляла
наставника экзаменовать прозелита из всего предшествовавшего курса и
утвердить его в нем. Седьмая, наконец, называемая "Изложением аллегории",
давала ключи к секте.
Последователи Хасана разделялись на две большие рати: на

"саможертвователей" и "искателей". Первая, пренебрегая ус-талостями,

опасностями и пытками, радостно отдавала жизнь, когда это заблагорассудится

Владыке Горы, который требовал, чтобы она или защищала его, или исполняла

его смертные приговоры. Когда жертва указывалась, верные в белой тунике с

красным кушаком (цвета невинности и крови) отправлялись исполнять данное

поручение. Их не могли остановить ни расстояние, ни опасности. Найдя

человека, которого искали, они поджидали благоприятной минуты для того,

чтобы убить его. Конрад Монферратский, поссорившись с Владыкой Горы или

возбудив зависть каких-нибудь христианских государей, желавших устранить

его, был одною из первых жертв этой секты. Два ассасина допустили крестить

себя и, поместившись возле него, по-видимому, усердно молились. Но когда

представился удобный случай, они убили Конрада Монферратского, при этом один

из них скрылся в церкви. Но, услыхав, что Конрада унесли еще живого, он

опять добрался до него и нанес второй удар. После этого умер без малейшего

ропота среди утонченных пыток.

Каким же образом приобреталась подобная преданность? Рассказывают, что,

когда начальнику нужен был человек для исполнения особенно опасного

предприятия, он прибегал к следующей стратегии. В одной персидской

провинции, называемой Сигистан, была знаменитая долина Мулеба, в которой

находился дворец Владыки Горы. Эта долина была защищена высокими горами с

отвесными утесами, а все приступы к ней были охраняемы сильными крепостями.

В долине обрабатывались самые роскошные сады, с павильонами, великолепно

меблированными. В этих павильонах жили изумительной красоты женщины.

Человека, которого Владыка выбирал для исполнения опасного задания, сначала

поили допьяна и в таком положении относили в долину. Там его оставляли

бродить, где ему захочется. Когда человек настолько приходил в себя, что мог

оценить свое неожиданное местоположение и насладиться прекрасными женщинами,

он проводил все время в любовных наслаждениях. При этом человека уверяли,

что он попал в Рай. Но прежде, чем он утомлялся или пресыщался любовью и

вином, его опять поили допьяна и в таком состояни относили домой. Когда

требовались услуги этого человека, Владыка опять посылал за ним и говорил,

что он раз позволил ему насладиться Раем и что, если человек этот исполнит

его приказание, то сможет пользоваться испытанными уже наслаждениями всю

свою жизнь. Обманутый, думая, что его господин имеет власть сделать все это,

был готов совершить всякое преступление, которое от него требовалось.

У Хасана был кровожадный характер. Он убивал с расчетом, чтобы

приобрести славу и могущество, внушить страх и обеспечить себе успех.

Персидский халиф намеревался напасть на эту секту и уничтожить ее. В

результате он нашел на своем изголовье кинжал и письмо от Хасана, в котором

говорилось следующее: "То, что положено возле твоей головы, может быть

воткнуто в твое сердце".

Несмотря на преклонный возраст, Хасан оставался кровожаден до конца.

Собственной рукой он убил двух своих сыновей, фактически, без серьезных на

то оснований, а по пустячному обвинению: одного за то, что тот "убил день",

а другого за то, что тот "отведал вина". Хасан не имел намерения основать

династию или правильное правительство, а только секту или тайное общество.

Возможно, что сыновья его погибли за то, что плохо скрывали свое желание

заступить на его место.

Повиновение верных не прекратилось со смертью Хасана. Это видно хотя бы

из следующего примера: Генрих, граф Шампанский, должен был проезжать близ

территории ас-сасинов. Один из преемников Хасана пригласил его посетить

крепость. Это приглашение граф принял. Когда они осматривали башни, двое

"верных" по знаку "Владыки" поразили себя кинжалом в сердце и упали к ногам

испуганного графа, а хозяин хладнокровно заметил: "Скажите слово, и по моему

знаку все они таким образом падут наземь".

Султан прислал посланника уговорить мятежных ассасинов покориться.

Владыка в присутствии посланника сказал одному "верному": "Убей себя!" - и

он сделал это. Другому он сказал: "Спрыгни с этой башни!" - и тот бросился

вниз. Потом, обратившись к посланнику, Владыка сказал: "Семьдесят тысяч

последователей повинуются мне точно таким же образом. Это мой ответ вашему

господину".

Некоторые христианские государи подозревались в потворстве действиям

ассасинов. Один из них - Ричард Львиное Сердце. Английские писатели честно

старались снять с него обвинение в том, что он подстрекнул ассасинов к

убийству Конрада Монферратского. Долго также существовал слух, что Ричард

покушался на жизнь короля французского через Хасана и его ассасинов.

Племянник Барбароссы, Фридрих II, был отлучен от церкви Иннокентием II за

то, что подучил ассасинов убить герцога Баварского; а Фридрих И в письме к

богемскому королю обвиняет эрцгерцога австрийского в покушении на свою жизнь

посредством подобных же агентов. Историки также упоминают об одном арабе,

который в 1158 г. был пойман в императорском лагере при осаде Милана с

намерением убить императора. Кто вооружил этого ассасина? Неизвестно.

Взаимное недоверие существовало между правителями Европы, и власть Хасана и

его преемников увеличивалась соразмерно этому.

Был период, когда какой-то начальник или Владыка, менее развращенный

или жестокий, чем его предшественники, пытался восстановить исмаилитскую

веру, но это было или притворство, или ему не удалось осуществить свое

намерение. Его преемники сделались только еще свирепее. И справедливо было,

что смерть должна была постигнуть тех, кто издавал приговоры смерти; что

подозрение и вероломство преследовали тех, кто распространял их между

людьми; что преступление должно уничтожить то, что воздвигло преступление.

Скала, бывшая главным местопребыванием Владык Горы, сделалась местом

ненависти и заговоров. Отцы смотрели на сыновей с завистью и страхом, а те с

нетерпением ждали смерти своих родителей. Они избегали друг друга, а когда

были вынуждены встречаться, то один надевал под платье железную кольчугу, а

другой удваивал число телохранителей. Отцеубийство наказывалось

отцеубийством. Чаша с ядом мстила за кинжал. Но однажды мера переполнилась:

монголы, предводительствуемые ханом Гулагу, в 1256 г. напали на ассасинов и

покорили их, и свет освободился от упрека, который навлекло на него

существование подобной секты.

Но легенда гласит, что некоторые из асассинов сумели спастись и бежали

в Индию, где сделались служителями индуистской богини Кали, "Черной Матери",

и основали касту наследственных убийц, известных как тхаги (на хинди -

обманщики, убийцы) или фансигары (душители). В обычаях тхагов, безусловно,

присутствуют как индуистские, так и мусульманские черты, но в индуизме это

направление известно с 800 г.

Прямые потомки ассасинов - представители вполне мирной мусульманской

секты низари исмаили, которую возглавляет преподобный Карим Ага Хан IV (род.

1936), получивший образование в Гарварде. http://www.bibliotekar.ru/encSekt/84.htm
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
#VLAD
Послушник


Зарегистрирован: 09.02.2009
Сообщения: 2
Откуда: Казахстан

СообщениеДобавлено: Пн Фев 09, 2009 7:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А вот я напишу об этом коротко и понятно: Smile
После смерти пророка Мухаммеда в 632 г. среди его приверженцев-мусульман произошел раскол. Одну из ветвей ислама, претерпевавшего в истории не одно превращение, составили исмаилиты – те из шиитов, кто признавал законным наследником имама Джафара его старшего сына Исмаила. В конце XI века последователи одной из групп исмаилитов – низариты, действовавшие в горных районах Сирии, Ливана, Ирака и Ирана, создали независимое государство с центром в крепости Аламут (Иран), просуществовавшее до середины XIII века. В политической борьбе низариты, подвергавшиеся суровым преследованиям со стороны арабского халифата, сами широко применяли террористические методы. Существует предание, что исполнители террористических акций употребляли наркотики (гашиш), за что их иногда называли «хашишийин». Это название в искаженной форме ассасин попало в европейские языки в значении «убийца». Все младшие члены общества приучались к убийству; их одурманивали гашишем, потом вели в прекрасный сад и соблазняли там райскими наслаждениями, побуждая добровольно пожертвовать жизнью, чтобы в качестве мучеников вечно наслаждаться такими же радостями. Такие люди назывались фидаирнами (сами себя жертвующие); они часто получали от главы ордена поручения выследить того или другого могущественного врага и при случае поразить его. Кроме того, глава ордена мог также оказывать одолжение своим влиятельным друзьям и тем обязывать их; именно, когда им было нужно освободиться от личного врага, он предоставлял в их распоряжение своих людей, которые исполняли возложенные на них поручения так же добросовестно, как если б они действовали против врага общины.

«Горный старик» или «Владыка горы» – так называли Хасана ибн Шаббатома, вождя мусульманской секты ассасинов. Семьдесят тысяч человек, верных ему и готовых умереть по одному его знаку, составляли грозную силу, которой боялись многие правители от Ирана до Скандинавии. Никто не мог уйти от людей Хасана. В белых одеждах, c красными поясами (цвета невинности и крови) они настигали жертву, преодолевая самые неприступные крепостные стены и самую свирепую стражу.
На грани XI-XII некий "святой старец" - в преданиях сохранилось даже его имя, якобы совпадавшее с именем героя одной из сказок "Тысячи и одной ночи": Аладин - придумал удивительную штуку. Он разработал техпроцесс программирования самоубийц. Легенды передают следующую картину: где-нибудь на глухой горной тропе неизвестные разбойники нападали на караван; все путники немедленно и жестоко умерщвлялись - кроме одного-двух юношей, в отношение которых сцена убийства лишь разыгрывалась: на них замахивались мечами, наносили нетяжелые раны, а затем, оглушенных и накаченных наркотиками, перевозили в секретный центр по подготовке убийц.
Там-то за них и брался "святой старец". Первым делом он внушал пришедшим в себя молодым людям, что они уже умерли и находятся на небе - в мусульманском раю. Тех, кто проявлял скепсис, недоверие, рационализм, ждала быстрая смерть, жизнь остальных же протекала в действительно райских условиях: среди вечно цветущих садов они пили сладкие вина и их ублажали прекрасные гурии, они не знали отказа в самых изысканных яствах, но главным орудием порабощения ума и воли будущих смертников был наркотик - гашиш, которым Аладин щедро "пользовал" своих пациентов. Собственно, от французского произношения слова "hashishin" - то есть "обкурившийся гашишем" - и родился этот вошедший в века термин - "ассассин".
А потом приходил день и час, когда "святой старец" вызывал к себе совершенно одурманенного человека и сообщал ему, что его "путевка в рай" закончилась и, чтобы продлить ее, нужно вернуться на землю и там совершить возмездие - покарать неугодного Аллаху человека. Кандидатуры на "покарание" старец выбирал сам.
Конечно, часть "мстителей", столкнувшись с реалиями жизни, приходила в себя, отказывалась от уготованной им участи и возвращалась к нормальной жизни, часть в ходе "охоты" на предназначенную им жертву гибла, но так как подготовка киллеров была поставлена на поток, то рано или поздно хоть один из ассассинов настигал жертву.
Цели, преследуемые Аладином, до сих пор неясны. Очевидно, он просто занимался шантажом богатых государей Европы и Азии, убивая тех, кто отказывался ему платить. Возможно, попутно выполнял и платные "заказы" на тех или иных неугодных кому-либо лиц. По преданию, в диких горах Тавра он построил неприступный замок, где и прятал свои несметные богатства, попутно оборудовав там "инкубатор" смертников.
Орден существовал около ста лет: первого "святого старца" сменил его приемник, взявший его же имя, затем правил Аладин III. Конец этому террористическому царству пришел неожиданно и быстро. В начале XIII века шедшие на Египет монголы по пути захватили и разрушили гнездо ассассинов. Никакого особого впечатления штурм этого замка на них не произвел - очевидно, средневековые террористы оказались сильны только в убийствах из-за угла, а в открытом бою достойного сопротивления оказать не смогли.
Фишка вот в чем: предлогаю згружать сюда все информацию(желательно историческую) про Ассасинов. Через некоторое время слеплю из всего этого одну большую статью. Получется этакий исторический отчерк с элементами фантастики.

Слово "ассасин" происходит от арабского "хашшишин", что буквально означает "потребители гашиша". Это слово вошло во многие языки и означает "убийца" или "наемный убийца".

Это часть низаритской ветви исмаилитов, отличавшаяся строгой дисциплиной. Учение ассасинов было не религией, а дисциплиной ума, которая стояла над любой религией. Именно поэтому среди ассасинов не считалось грехом объявлять себя шиитом, суннитом или даже христианином, если этого требовала минутная выгода. Основой знаний были слова вождя Ордена Ассасинов Хассана ибн Саббаха: "Nothing is true, Everything is permitted" - "Нет ничего истинного, нет ничего недозволенного".

В Орден принимались только молодые люди - сильные, отважные и решительные. Члены ордена преимущественно состояли из персов. Они одевались в белую одежду (цвет невинности) и носили красные пояса (цвет крови). Они могли настигнуть жертву, преодолев самую мощную стражу и непреступные крепости. Орудие убийства ассасинов было всегда одно и то же - отравленный кинжал. Чтобы подобраться к своей цели, ассасины обычно прибегали к траверсии: они переодевались и гримировались, приобретая облик тех, кто мог получить доступ к намеченной ими жертве.

Члены ордена беспрекословно повиновались своему владыке Хасану ибн Саббаху, которого называли "Старцем с горы". Ассасины приучались им убивать ради веры. "Старец" говорил, что в сотворении мира существует 7 звеньев, и божественная мудрось открывается в каждом звене по мере продвижения к Богу. Посвященные в Орден получали на каждой ступени (звене) откровения, которые опровергают все, что он познал ранее. На высшей ступени раскрывалась последняя тайна: Царство Небесное и Ад - одно и то же. Таких посвященных называли искателями.

Орден Ассассинов располагал силой в 70 000 человек, укрепленными городами и большими материальными средствами. Он был главным противником рыцарского ордена Крестоносцев - Ордена Тамплиеров.

Центром ассасинов был Аламут - "Гнездо орла/хищника", крепость на высоте 3 км на одной из вершин Эльбурса (близ южного берега Каспийского моря, расположенная к северо-западу от иранского города Казвин в Иране), захваченная Хасаном в 1091. Но взять силой такую крепость было практически невозможно, поэтому скорее всего Хасан не захватил, а купил эту крепость в 1090 году, как говорят, за 3000 динаров по расписке, что было обычным делом в арабском мире. Ассасины распространили свое влияние на многие области мусульманского мира, создав цепь укрепленных горных фортов в северном Иране и Сирии и проводя политику тайных убийств своих врагов. К концу XI века ассасины прочно укрепились в северо-западной Сирии. Непреступной цитаделью служила им горная крепость Масйаф в горах Джебель.

Исмаилизм - течение в шиитском исламе. Они, в отличие от суннитов, не признают линию халифов, берущую начало от Абу Бакра. Истинным преемником Пророка они считают его зятя Али. Их лидером стал имам, потомок Али и дочери Пророка Фатимы, а программой - свержение суннитов и возвращение к истинному исламу через установление власти имама и единой линии ее преемственности.

16 октября 1092 года федай ("жертвующий собой", доверенное лицо руководства секты) убил великого визиря султана Низама аль-Мулька. Это был первый случай применения федая. Поводом убийства была месть Низаму аль-Мульку, который отнял у него все титулы (Хасан был министром, приближенным к Низаму) и отправил в ссылку. Когда государство было создано, Хасан велел своим ассасинам убить Низама.

После убийства Низама аль-Мулька появились поверья об убийцах, идущих на дело под влиянием наркотиков. 200 лет спустя итальянский купец Марко Поло, наслушавшись восточных сказок, красочно описал метод вербовки несмышленых юношей-крестьян в ассасины. Их опьяняли гашишем, в бессознательном состоянии переносили в "модель рая" - сад, окруженный высокими стенами, в котором гуляли райские девы. Через некоторое время юношей снова опьяняли гашишем и уносили из сада. Потом сообщали, что такая жизнь вечных наслаждений после смерти ожидает их, если они выполнят свое задание, беспрекословно будут подчиняться владыке ордена и будут готовы отдать свою жизнь, если понадобится.

Когда Хасан был кем-то не доволен, то приказывал отрубить своему верному голову. Когда приходили новички для посвещения в орден, на полу стояло блюдо с кровавой головой. Хасан говорил, что даже над мертвым повинным он мог влавствовать, даже оживить его голову. После магической жестикуляции и молитв голова открывала глаза, и она могла отвечать на все вопросы, которые задавали новички и сам вождь. Когда испуганные властью Старца новички уходили, Хасан раздвигал две половины блюда, и "мертвый" повинный, выглянув из специально проделанной в полу ямы, спрашивал, все ли он правильно делал. И, наконец, через часик голова казненного, уже на самом деле отрубленная, красовалась у ворот замка.

Ассасинам удалось убить некоторых известных рыцарей: в их числе Конрад Монферратский, Филип де Монфор и Раймонд II Триполитанский. Покушались они, хотя и неудачно, на крестоносных королей - Ричарда Львиное Сердце и Людовика Святого.

Горный Старец с удовольствием сдавал убийц в аренду местным правителям - пусть уничтожают друг друга, да еще и платят за это.

Хасан ибн Саббах не поколебался даже казнить своих собственных сыновей по ложному обвинению в неверии - только для того, чтобы показать, как мало он ценит человеческую жизнь.

Основатель Ордена Хасан умер в 1124 году, после него правил Хасан Второй (он объявил себя богом), который передал свою власть сыну Мухаммеду Второму.

В Масйаф появился новый Горный Старец, который затмил славу своего предшественника - Рашид ад-Дин ас-Синан. Его имя прогремело не только в Азии, но и в Европе. Он не побоялся взать власть в Масйафе вопреки желанию наследников Хасана. Те попробовали решить вопрос старыми добрыми методами, послав к нему своих федаев, но неудачно. Он ответил тем же, но куда успешнее. В итоге отношения между двумя ветвями исмаилитов - в Сирии и Ираке - напрочь испортились. Пиком карьеры стало убийство 28 апреля в 1192 году одного из предводителей крестоносцев - маркграфа Кондрада Монферратского, короля Иерусалима. Ассасины внедрились к крестоносцам за много лет до этого события и даже приняли христианство.

Страшный удар ордену ассассинов нанесли монголы к 1256 году под предводительством Хулагу-Хана, и сами исмаилиты в значительной части мигрировали в Индию. Исмаилиты по привычке пытались договориться с монголами о предоставлении своих услуг. Но монголы разрушили почти все исмаилитские крепости, безжалостно пребив их обитателей. Под конец пал Аламут.

Сирийские ассасины продержались дольше просто потому, что монголы не сумели завладеть Сирией. Но исмаилитов в Сирии добили победители монголов - мамлюки Египта под командованием султана Бейбарса в 1273 году. В настоящее время низариты проживают в Индии, Сирии, Ираке, Омане и на Занзибаре.
Ассасины - члены тайной религиозной шиитской секты исмаилитов. В Европе самое раннее упоминание об ассасинах относится к временам первых крестовых походов. В своих разведывательных донесениях крестоносцы сообщали о Великом Магистре тайной фанатичной мусульманской секты ассасинов, шейхе Хасане ибн-Саббахе. Это были не знавшие ни сомнения, ни жалости жестокие убийцы. Тайная организация, состоявшая преимущественно из персов, с жесткой внутренней иерархией и дисциплиной, фанатичной преданностью своим лидерам, в результате террористической деятельности и окутывавшей ее атмосферы секретности приобрела влияние, совершенно не соответствовавшее ее численности. На протяжении почти трех веков эта секта фанатиков-самоубийц терроризировала практически весь раннесредневековый мир, наводя на него мистический ужас. От дальневосточной Поднебесной империи до западноевропейского двора Карла Великого не было ни одного человека, способного избежать вынесенного ассасинами смертного приговора. Не один арабский и европейский князь пал от их кинжала. Несмотря на многочисленную охрану и высокие неприступные стены, королей убивали прямо на их тронах, имамы, шейхи и султаны находили смерть в своих опочивальнях. С тех пор на многих европейских языках слово "ассасин" значит "убийца" или, "наемный убийца".

Чтобы понять причины, породившие эту страшную секту, условия в которой она создавалась, как можно глубже разобраться в особенностях ее внутреннего уклада и процессах, протекавших внутри секты ассасинов со дня ее основания и к моменту ее гибели, необходимо совершить краткий экскурс к истокам становления ислама.

Ранний шиизм и его ответвления

После смерти пророка Мухаммеда, когда поднялся вопрос о том, кто станет главой мусульманской общины, а значит, огромного по тем временам и весьма могущественного государства, ислам претерпел существенный раскол на два враждующих лагеря: суннитов, приверженцев ортодоксального направления ислама и шиитов, которых поначалу называли протестантами исламского мира.

Часть мусульман выступала за то, что власть должна принадлежать только прямым потомкам пророка Мухаммеда, то есть прямым потомкам Али, двоюродного брата пророка, женатого на Фатиме, самой любимой дочери Мухаммеда. Близкое родство с пророком Мухаммедом делают его потомков единственно достойными правителями исламского государства. Отсюда пошло название шиитов – "ши’ат Али" или "партия Али".

Шииты, находящиеся в меньшинстве, нередко подвергались гонениям со стороны суннитского правящего большинства, поэтому, как правило, они были вынуждены находиться в подполье. Разрозненные шиитские общины были изолированы друг от друга, контакты между ними были сопряжены с величайшими сложностями, а нередко и угрозой для жизни. Часто члены отдельных общин, находясь рядом, не подозревали о соседстве единоверцев-шиитов, так как принятая у них практика позволяла шиитам скрывать свою истинную, религиозную принадлежность[1], выдавая себя за правоверных суннитов. Вероятно, фактом многовековой изолированности и вынужденной замкнутости, можно попытаться объяснить большое количество самых разнообразных, порой чрезвычайно нелепых и безрассудных, сектантских ответвлений в шиизме.

Шииты по своему определению были имамитами[2], считавшими что рано или поздно мир возглавит прямой потомок четвертого халифа Али. Главное направление в шиизме основывалось на вере в то, что в качестве воскресшего имама выступит двенадцатый имам, Мухаммед абуль Касым, появившийся в Багдаде в IX веке и исчезнувший в двенадцатилетнем возрасте. Большая часть шиитов свято верила в то, что именно Мухаммед абуль Касым является тем самым "скрытым имамом", которому в будущем предстоит вернуться в мир и открыться в виде мессия-мхади[3]. Последователи двенадцатого имама впоследствии стали называться "двунадесятниками". К этому направлению шиизма относятся современные шииты.

Примерно по этому же принципу формировались и остальные ответвления в шиизме. "Пятиричники" – верили в культ пятого имама Зейда ибн Али, внука шиитского мученика-имама Хусейна. В 740 году Зейд ибн Али поднял шиитское восстание против Омеядского халифа и принял смерть в бою, сражаясь в первых рядах повстанческой армии. Позднее пятиричники разделились на три мелких ответвления, признающих право имамата за теми или иными прямыми потомками имама Зейд ибн Али.

Параллельно с зейдидами (пятиричниками) родилось движение исмаилитов, впоследствии получившее широкий отклик в исламском мире. Главенствующее влияние этой секты на несколько веков распространилось на Сирию, Ливан, Сицилию, Северную Африку, Палестину, а также, священные для всех мусульман, Мекку и Медину. Возникновение секты исмаилитов, прежде всего, связано с расколом в самом шиитском движении произошедшем в 765 году.

Джафар Садык, шестой шиитский имам, в 760 году лишил своего старшего сына Исмаила права законного наследования имамата. Формальной причиной этого решения стало чрезмерное увлечение старшего сына алкоголем, запрещенным законами шариата. Однако истинная причина, по которой право наследования имамата было передано младшему сыну, заключалось в том, что Исмаил занимал крайне агрессивную позицию в отношении суннитских халифов, что могло нарушить сложившееся стратегическое равновесие между двумя религиозными концессиями, выгодное как шиитам, так и суннитам. К тому же, вокруг Исмаила стало сплачиваться антифеодальное движение, развернувшееся на фоне резкого ухудшения положения простых шиитов. Низшие и средние слои населения связывали с приходом к власти Исмаила надежды на существенные перемены в социально политической жизни шиитских общин.

Движение приверженцев Исмаила ширилось и набирало силу, что ни могло не вызвать тревогу и опасения как у шиитской феодальной знати, так и у самого имама Джафар Садыка. Вскоре Исмаил умирает естественной смертью. Однако есть немало оснований полагать, что смерть Исмаила стала прямым следствием организованного против него заговора шиитского правящего класса. Его отец, шестой имам Джафар Садык, широко обнародовал факт смерти сына, говорят, он даже распорядился выставить труп Исмаила для общего обозрения в одной из мечетей. Тем не менее, смерть Исмаила не остановила развернувшегося движения его приверженцев. Они объявили Исмаила седьмым "скрытым имамом", который в нужный момент объявится мессией-мхади и, по сути, после него не стоит ожидать появления новых имамов. Его приверженцы утверждали, что Исмаил не умер, а по воле Аллаха перешел в невидимое, скрытое от простых смертных состояние "гайба".

Среди приверженцев Исмаила были и такие, которые утверждали, что Исмаил и на самом деле умер, поэтому седьмым имамом следует объявить его сына Мухаммеда.[4]

Со временем исмаилитская секта настолько укрепилась и разрослась, что у нее появились все признаки самостоятельного религиозного течения с исламским уклоном. Исмаилиты развернули на еще не подвластных им территориях Ливана, Сирии, Ирака, Персии, Северной Африки и Средней Азии хорошо законспирированную разветвленную сеть проповедников нового учения. На этом первоначальном этапе развития движение исмаилитов отвечало всем требованиям мощной средневековой организации, имеющей четкую иерархическую модель внутреннего построения, свою весьма сложную философско-теологическую догматику, частично заимствованную из иудаизма, христианства и мелких, сектантских культов, распространенных на территориях исламско-христианского мира.

Организация исмаилитов имела девять степеней посвящения, каждая из которых давала посвященному определенный доступ к информированности делами секты. Переход в очередную степень посвящения обставлялась немыслимыми, весьма впечатляющими мистическими ритуалами. Продвижение по иерархической лестнице исмаилитов было, прежде всего, связано со степенью посвящения. С очередным периодом посвящения пред исмаилитом открывалась новая истина, с каждым шагом все больше отдаляющаяся от основных догм Корана. Так, на пятой ступени вновь посвященному объясняли, что суть писаний Корана стоит понимать не в прямом, а в аллегоричном смысле. Следующая за ней ступень посвящения раскрывала обрядовую суть исламской религии, которая так же сводилась к довольно аллегоричному пониманию обрядов. На последней степени посвящения фактически отвергались все исламские догмы, затрагивая даже учение о божественном пришествии и т. п. Прекрасная организованность, жесткая иерархическая дисциплина позволяла ее лидерам легко и весьма эффективно управлять огромной по тем временам организацией.

Одна из философско-теологических догм, которой яро придерживались исмаилиты, говорила о том, что Аллах время от времени вселял свою божественную сущность в плоть ниспосланных им пророков-натиков[5]: Адама, Авраама, Ноя, Моисея, Иисуса и Мухаммеда. Исмаилиты утверждали, что Аллах ниспослал в наш мир седьмого пророка-натика -- Мухаммеда, сына Исмаила, от которого и пошло название исмаилитов. Каждого из ниспосланных пророков-натиков всегда сопровождал, так называемый глашатай или "самит"[6]. При Моисее самитом был Аарон, при Иисусе –Петр, при Мухаммеде –Али. С каждым появлением пророка-натика Аллах раскрывал пред миром тайны вселенского разума божественной истины. С приходом нового пророка люди накапливали новые божественные знания. Согласно учению исмаилитов в мир должно прийти семь пророков-натиков. Между их появлениями миром последовательно правят семь имамов, через которых аллах дает объяснение учениям пророков. Возвращение последнего, седьмого пророка-натика --Мухаммеда, сына Исмаила явит собой последнее божественное воплощение, после которого в мире должен воцариться мировой божественный разум, несущий всеобщую справедливость и благоденствие правоверным мусульманам.

Внутри секты исмаилитов развивалось тайное учение, доступ к которому имели только высшие ступени посвящения, для низших слоев исмаилитской общины предназначалась лишь философско-теологическая догма, служившая универсальным оружием носителей тайного учения.

Постепенно исмаилиты начинали набирать силу и влияние, вследствие чего, в X веке ими был основан Фатимитский халифат. Именно к этому периоду относится вышеупомянутое распространение исмаилитского влияния на земли Северной Африки, Палестины, Сирии, Йемена и священных для мусульман Мекки и Медины. Однако в остальном исламском мире, включая шиитов, исмаилитов считали опаснейшими еретиками и при любом удобном случае жестоко преследовали.

Примерно в этот исторический период из среды воинствующих исмаилитов выделились еще более радикальные и непримиримые низарины, больше известные как секта ассасинов.

Фатимитский халиф Египта Мустансир лишил своего старшего сына Низара права наследования престола в пользу его младшего брата Мустали. Для того чтобы избежать внутриусобной борьбы за власть, по приказу халифа его старший сын Низар был помещен в тюрьму и в скором времени казнен, что привело к крупным волнениям внутри Фатимитского халифата. Смерть Низара не помешала тому, что его имя стало символом открытой оппозиции. Движение низаринов настолько быстро набирало силу и размах, что в скором времени оно вышло далеко за пределы халифата и распространилось на обширных северо-западных территориях государства Сельджукидов.

Низаритские восстания постоянно сотрясали Арабский халифат. В ответ власти были вынуждены применять жестокие репрессии в отношении низаритов. Багдадские, египетские халифы, правоверные суннитские султаны сельджукидов преследовали любого заподозренного в ереси. Так в X веке после взятия города Рей, по приказу Махмуда Газанвийского была устроена настоящая кровавая резня. Низаритов и иных еретиков забивали камнями, распинали на стенах города, вешали у порогов собственных домов… В один день тысячи исмаилитов-низаритов нашли свою смерть. Оставшиеся в живых были закованы в цепи и проданы в рабство.

Хасан ибн-Саббах и ассасины

Жестокие преследования исмаилитов-низаритов привели к развертыванию широкомасштабной волны сопротивления. Перейдя на нелегальное положение, исмаилиты-низариты ответили террором на террор. На политической сцене появился создатель секты ассасинов и основатель исмаилитского-низаритского государства в горных районах Персии, Сирии, Ирака и Ливана - шейх Хасан I ибн-Саббах (1051-1124).

Изгнанные из Египта низариты фактически захватили руководство исмаилитами проживавшими в районах западной Персии и Сирии, во главе которых стал Хасан ибн-Саббах. Бежавший из Египта в 1090 году лидер низаритской партии исмаилитов Хасан ибн-Саббах обосновался в горах северной Персии и стал вербовать всех недовольных под знамена скрытого имама династии Низаритов.

О самом Хасане ибн-Саббахе, как и его жизни, скрытой от посторонних глаз, известно крайне мало, что только укрепляет тот ореол таинственности, который еще при жизни окутал все, что было связано с этим именем. Выходец из южноаравийских племен, Хасан ибн-Саббах родился в 1050 году в довольно привилегированной семье в небольшом городке Кум расположенном в Северной Персии. Он получил прекрасное по тому времени образование и мог бы, благодаря положению семьи, рассчитывать на занятие высоких государственных постов. Однако, шиит по рождению, Хасан ибн-Саббах с раннего детства тянулся ко всевозможным, разного рода знаниям, что в конечном итоге привело его в лагерь исмаилитов. Уже в зрелом возрасте он переезжает в Каир, столицу исмаилитского халифата, рассчитывая найти там поддержку. Однако Фатимидский халифат к тому времени находился в полном упадке, потеряв былую мощь, поэтому персидским исмаилитам не приходилось рассчитывать на его поддержку. Однако Хасан ибн-Саббах не собирается отказываться от идеи создания исмаилитского государства в Персии и с 1081 года начинает активно собирать сторонников независимого государства исмаилитов, объединенных под знаменем скрытого имама из династии Низаритов. Хасан ибн-Саббах был искусным проповедником и прекрасным оратором, благодаря чему быстро сплотил вокруг себя огромное число почитателей, учеников и последователей. В своих проповедях он виртуозно манипулировал чаяниями различных слоев населения, весьма чутко реагируя на малейшие изменения в настроении общества. Интеллектуалов подкупала в его учении веротерпимость и открытость к нерелигиозным знаниям. Спекулируя на национально-освободительной идее, призывая объединяться в орден ассасинов против оккупантов - турков-сельджуков, он смог привлечь на свою сторону местную национальную феодальную знать, стремящуюся к большей автономии. Местные феодалы видели в его учении безотказное средство для борьбы за независимость от багдадского халифа и сельджукидских султанов. Простые люди, в свою очередь, связывали с тайным исмаилитским орденом ассасинов чаяния на создание более справедливого общества.

Однако одного сочувствия и поддержки широких масс общества для создания государства было недостаточно, следовало создать сплоченную и боеспособную организацию. По всему халифату создавались подпольные группы проповедников, которые, кроме пропаганды нового учения, занимались систематическим сбором различной информации разведывательного характера, к тому же разбросанные ячейки в любой момент были готовы по приказу Хасана ибн-Саббаха выступить как мобильные боевые террористические группы.

В 1090 году в самый разгар репрессий Хасан ибн-Саббах, опасаясь за свою жизнь, бежит из Каира и спустя несколько месяцев объявляется в южной части Каспия в горных районах Западной Персии. К этому времени он уже находится на пике популярности, обладая прекрасной организацией исмаилитов-низаритов (ассасинов). Но прежде чем приступить к созданию государства Хасану ибн-Саббаху требовалось для начала захватить лишь одну крепость, превратив ее в столицу своего движения.

Его выбор пал на неприступную крепость, возведенную на высокой скале Аламут, скрытой среди горных хребтов на берегу Каспийского моря. Сама скала Аламут, что в переводе с местного наречия означает "Гнездо орла", на фоне гор казалась естественной природной крепостью. Подходы к ней были перерезаны глубокими ущельями и бушующими горными потоками. Выбор Хасана ибн-Саббаха во всех отношениях оправдывал себя. Нельзя было представить более выгодного в стратегическом отношении места для создания столицы-символа тайного ордена убийц. Хасан ибн-Саббах овладел этой неприступной крепостью практически без боя. Позже исмаилиты так же захватили ряд крепостей в горах Курдистана, Фарса и Альбурса. Завладев несколькими замками на западе - в горных районах Ливана и Сирии, исмаилиты вторглись в "будущие" владения крестоносцев. Ассасинам в некоторой степени повезло. Вскоре после захвата крепости Аламут умер сельджукидский султан Мелик-шах. После этого долгих двенадцать лет государство Сельджукидов сотрясали междоусобные распри за трон. Все это время им было не до сепаратистов, окопавшихся в Аламуте. Объединив горные районы Персии, Сирии, Ливана и Ирака, Хасан ибн-Саббах создал могущественное исмаилитское государство Аламут, просуществовавшее почти два века с 1090 по 1256 год.

Хасан установил в Аламуте суровый образ жизни, абсолютно для всех без исключения. Первым делом он демонстративно, в период великого мусульманского поста Рамадан, отменил на территории своего государства все законы шариата. За малейшее отступление грозила смертная казнь. Он наложил строжайший запрет на любое проявление роскоши. Ограничение касалось всего: пиров, потешной охоты, внутреннего убранства домов, дорогих нарядов и т.п. Суть сводилась к тому, что терялся всякий смысл в богатстве. Зачем оно нужно, если его нельзя тратить? На первых этапах существования Аламутского государства Хасану ибн-Саббаху удалось создать нечто, похожее на средневековую утопию, которой не знал исламский мир и о которой даже не задумывались европейские мыслители того времени. Таким образом, он фактически свел на нет разницу между низшими и высшими слоями общества. На мой взгляд, государство исмаилитов-низаритов сильно напоминало коммуну, с той разницей, что управление коммуной принадлежало не общему совету вольных тружеников, а безгранично властвующему духовному лидеру-вождю.

Сам Хасан ибн-Саббах подавал своим приближенным достойный пример, до конца своих дней ведя чрезвычайно суровый, аскетический образ жизни. В своих решениях он был последователен и, если того требовало, бессердечно жесток. Он приказал казнить одного из своих сыновей лишь по подозрению в нарушении установленного им закона.

Объявив о создании государства, Хасан ибн-Саббах отменил все сельджукидские налоги, а вместо них приказал всем жителям Аламута строить дороги, рыть каналы и возводить неприступные крепости. По всему миру его агенты-проповедники скупали редкие книги и манускрипты, хранящие в себе тайные знания. Хасан приглашал или похищал в свою крепость лучших специалистов различных областей науки, начиная от инженеров-строителей, заканчивая медиками и алхимиками. Ассасины смоги создать систему фортификаций, которая не имела себе равных, а концепция обороны вообще на много веков опередила свою эпоху. Чтобы выжить, исмаилиты создали самую страшную по тем временам спецслужбу. Никому из халифов, князей или султанов не могло прийти в голову пойти на открытую войну против исмаилитского государства Аламут. Сидя в своей неприступной горной крепости, Хасан ибн-Саббах отправлял убийц-смертников по всему государству Сельджукидов. Но к тактике террористов-самоубийц Хасан ибн-Саббах пришел не сразу. Существует легенда, по которой Хасан принял такое решение благодаря случаю.

Во всех концах исламского мира по поручению Хасана, рискуя собственными жизнями, действовали многочисленные проповедники его учения. В 1092 году в городе Сава, расположенном на территории Сельджукидского государства, проповедники Хасана ибн-Саббаха убили муэдзина, опасаясь, что тот выдаст их местным властям. В отместку за это преступление, по приказу Низама Эль-Мулька, главного визиря сельджукидского султана, предводителя местных исмаилитов схватили и предали медленной, мучительной смерти. После казни его тело показательно проволокли по улицам Савы и на несколько дней вывесили труп на главной базарной площади. Эта казнь вызвала взрыв негодования и возмущения в среде ассасинов. Возмущенные толпы жителей Аламута двинулись к дому своего духовного наставника и правителя государства. Предание гласит о том, что Хасан ибн-Саббах поднялся на крышу своего дома и громогласно произнес, лишь одну единственную фразу: "Убийство этого шайтана предвосхитит райское блаженство!" Дело было сделано, не успел Хасан ибн-Саббах спуститься в свой дом, из толпы выделился молодой человек по имени Бу Тахир Аррани и, пав на колени пред Хасаном ибн-Саббахом, изъявил желание привести в исполнение вынесенный смертный приговор, даже если при этом придется заплатить своей собственной жизнью.

Небольшой отряд фанатиков-ассасинов, получив благословение от Хасана ибн-Саббаха, разбился на мелкие группы и двинулся в сторону столицы государства Сельджукидов. Ранним утром 10 октября 1092 года Бу Тахир Аррани, каким-то загадочным способом, умудрился проникнуть на территорию дворца визиря. Притаившись в зимнем саду, он стал терпеливо ожидать появления своей жертвы, прижав к груди огромный нож, лезвие которого было предусмотрительно опрыскано ядом. Ближе к полудню на аллее появился какой-то человек, одетый в очень богатые одеяния. Аррани никогда не видел визиря, но, судя по тому, что человека идущего по аллее окружало большое количество телохранителей и рабов, убийца решил, что это мог быть только визирь. За высокими, неприступными стенами дворца телохранители чувствовала себя слишком уверенно и охрана визиря воспринималась ими как не более чем каждодневная ритуальная повинность. Улучив удобный момент, Аррани молниеносно подскочил к визирю и нанес ему, по меньшей мере, три страшных удара отравленным ножом. Стража подоспела слишком поздно. Прежде чем убийца был схвачен, великий визирь Низам Эль-Мульк уже извивался в предсмертных судорогах, покрывая дорогие платья кровью и рыжей пылью. В бессильной злобе обезумевшая стража практически растерзала убийцу визиря, однако, смерть Низама Эль-Мулька стала символическим сигналом к штурму дворца. Ассасины окружили и подожгли дворец великого визиря.

Смерть главного визиря государства Сельджукидов имела настолько сильный резонанс во всем исламском мире, что это невольно подтолкнуло Хасана ибн-Саббаха к очень простому, но, тем не менее, гениальному выводу: можно выстроить весьма эффективную оборонительную доктрину государства и, в частности, движения исмаилитов-низаритов, не затрачивая значительные материальные средства на содержание огромной регулярной армии. Необходимо было создать свою "спецслужбу", в задачи которой входило бы устрашение и показательное устранение тех, от кого зависело принятие важных политических решений, против которой ни высокие стены дворцов и замков, ни огромная армия, ни преданные телохранители не могли бы ничего противопоставить, чтобы защитить потенциальную жертву. (Индивидуальный террор в самом ярком его проявлении!!!)

Прежде всего, следовало наладить механизм сбора квалифицированной информации. К этому времени у Хасана ибн-Саббаха во всех уголках исламского мира уже действовало бесчисленное количество проповедников, которые регулярно сообщали Хасану обо всем, что происходило в отдаленных областях исламского мира. Однако новые реалии требовали создания разведывательной организации качественно иного уровня, агенты которой имели бы доступ к высшим эшелонам власти. Ассасины одни из первых ввели такое понятие как "вербовка". Имам – вождь исмаилитов обожествлялся, преданность единоверцев Хасана ибн-Саббаха делала его непогрешимым, его слово было больше чем закон, его воля была проявлением божественного разума. Исмаилит, входящий в разведывательную структуру почитал выпавшую на него долю, как проявление высочайшей милости Аллаха снизошедшей до него через Великого Магистра ордена ассасинов шейха Хасана I ибн-Саббаха. Он верил, что появился на свет лишь для выполнения своей "великой миссии", пред которой меркнут все мирские соблазны и страхи. Благодаря фанатичной преданности своих агентов Хасан ибн-Саббах был прекрасно информирован обо всех планах врагов исмаилитов, правителей Шираза, Бухары, Балха, Исфахана, Каира и Самарканда. Однако организация террора была немыслима без создания продуманной технологии подготовки профессиональных киллеров-самоубийц, безразличие к собственной жизни и пренебрежительное отношение к смерти которых делало их практически неуязвимыми.

В своей штаб-квартире в горной крепости Аламут, Хасан ибн-Саббах создал настоящую школу по подготовке разведчиков и диверсантов-террористов. К середине 90-х годов XI века Аламутская крепость была лучшей в мире академией по подготовке тайных агентов узкоспециализированного профиля. Действовала она крайне просто, тем не менее, достигаемые ею результаты были весьма впечатляющи. Хасан ибн-Саббах сделал процесс вступления в орден очень сложным. Примерно из двухсот кандидатов к завершительной стадии отбора допускали максимум пять-десять человек. Перед тем, как попасть во внутреннюю часть замка, кандидату сообщалось о том, что, приобщившись к тайному знанию, обратного пути из ордена у него быть не может, однако этот факт мало смущал молодых юношей, страстно жаждавших приключений и иной, на их взгляд более достойной жизни.

Одно из преданий гласит о том, что Хасан, будучи человеком разносторонним, имеющим доступ к разного рода знаниям, не отвергал чужого опыта, почитая его как самое желанное приобретение. Так, при отборе будущих террористов, он воспользовался методикой древних китайских школ боевых искусств, в которых отсеивание кандидатов начиналось задолго до первых испытаний. Молодых юношей, желавших вступить в орден, держали перед закрытыми воротами от нескольких суток до нескольких недель. Только самых настойчивых приглашали во внутренний двор. Там их заставляли несколько дней впроголодь сидеть на холодном каменном полу, довольствуясь скудными остатками пищи и ждать, порой под ледяным проливным дождем или снегопадом, когда их пригласят войти внутрь дома. Время от времени на внутреннем дворе перед домом Хасана ибн-Саббаха появлялись его приближенные из числа прошедших первую степень посвящения. Они всячески оскорбляли, даже избивали молодых людей, желая проверить, насколько сильно и непоколебимо их желание вступить в ряды посвященных ассасинов. В любой момент молодому человеку позволялось подняться и уйти восвояси. Лишь прошедшие первый круг испытаний допускались в дом Великого Магистра. Их кормили, отмывали, переодевали в добротную, теплую одежду… Для них начинали приоткрывать "врата иной жизни".

То же предание гласит о том, что ассасины, силой отбив труп своего товарища, Бу Тахир Аррани, похоронили его по мусульманскому обряду. По приказу Хасана ибн-Саббаха на воротах крепости Аламут была приколочена бронзовая табличка, на которой было выгравировано имя Бу Тахир Аррани, а против него, имя его жертвы – главного визиря Низама Эль-Мулька. С годами эту бронзовую табличку пришлось увеличить в несколько раз. Со времени первого ассасина-убийцы, Аррани, этот список составлял уже сотни имен визирей, князей, мулл, султанов, шахов, маркизов, герцогов и королей, а напротив них, имена их убийц – фидаинов, рядовых членов ордена Ассасинов.

Ассасины отбирали в свои боевые группы физически сильных молодых людей. Предпочтение отдавалось сиротам, поскольку ассасину приходилось навечно порвать с семьей. Теперь его жизнь всецело принадлежала Старцу горы, как называл себя Великий Магистр шейх Хасан I ибн-Саббах. Правда в секте ассасинов они не находили решения проблем социальной несправедливости, зато Старец горы гарантировал им вечное блаженство в райских садах взамен отданной реальной жизни.

Он придумал довольно простую, но чрезвычайно эффективную методику подготовки так называемых фидаинов[7]. Старец горы объявил свой дом "храмом первой ступени на пути в рай". Молодого человека приглашали в дом Хасана ибн-Саббаха и одурманивали гашишем. Затем, погруженного в глубокий наркотический сон, будущего фидаина переносили в искусственно созданный "райский сад", где его уже ожидали смазливые девы, реки вина и обильное угощение. Обволакивая растерянного юношу похотливыми ласками, прекрасные девы выдавали себя за райских девственниц-гурий, нашептывая будущему ассасину-смертнику, что он сможет сюда вернуться, только если погибнет в бою с неверными. Спустя несколько часов ему опять давали наркотик и, после того как он в очередной раз засыпал, переносили обратно в дом Старца горы – шейха Хасана ибн-Саббаха. Проснувшись, молодой человек искренне верил в то, что побывал в раю. Отныне, с первого мига пробуждения этот реальный мир терял для него какую-либо ценность. Все его мечты, надежды, помыслы были подчинены одному единственному желанию, вновь оказаться в "райском саду" среди столь далеких сейчас и недоступных прекрасных дев.

Стоит заметить, что речь идет об XI столетии, нравы которого были настолько суровые, что за прелюбодеяние могли просто-напросто забить камнями. А для многих нищих молодых людей, в виду невозможности заплатить калым за невесту, женщины были просто недосягаемой роскошью.

Старец горы объявил себя чуть ли не пророком. Для ассасинов он был ставленником Аллаха на земле, глашатаем его священной воли. Хасан ибн-Саббах внушал ассасинам, что они могут еще раз вернуться в райские сады, сразу, минуя чистилище, лишь при одном условии: приняв смерть, но только по его приказу. Он не переставал повторять изречение в духе пророка Мухаммеда: "Рай покоится в тени мечей". Смерть за исламскую идею – прямой путь в рай. Таким образом, ассасины не только не боялись смерти, но страстно ее желали, ассоциируя ее с вратами рая.

Вообще, Хасан ибн-Саббах был "великим мастером" фальсификации. Иногда он использовал не менее эффективный прием убеждения или, как сейчас называют, "промывания мозгов". В одном из залов Аламутской крепости, над скрытой ямой в каменном полу, было установлено большое медное блюдо, с аккуратно вырезанной по центру окружностью. По велению Хасана, один из его ассасинов прятался в яме, просовывая голову, через вырезанное в блюде отверстие, так что со стороны казалось, благодаря искусному гриму, будто она отсечена. В зал приглашали молодых людей и демонстрировали им "отсеченную голову". Неожиданно из темноты появлялся сам Хасан ибн-Саббах и начинал совершать над "отсеченной головой" магические жесты и произносить на "непонятном, потустороннем языке" таинственные заклинания. Неожиданно "мертвая голова" открывала глаза и начинала говорить. Хасан и остальные присутствующие задавали вопросы касательно рая, на которые "отсеченная голова" давала более чем оптимистические исчерпывающие ответы. После того, как приглашенные покидали зал, помощнику Хасана отрубали голову и на следующий день выставляли ее напоказ перед вратами Аламута.

Или другой эпизод: доподлинно известно, что у Хасана ибн-Саббаха было несколько двойников. На глазах у сотни рядовых ассасинов двойник, одурманенный наркотическим зельем, совершал показательное самосожжение. Таким способом Хасан ибн-Саббах якобы возносился на небеса. Каково же было удивление, когда на следующий день Хасан ибн-Саббах представал перед восхищенной толпой целым и невредимым.

Один из европейских послов, после посещения Аламута - ставки Старца горы, вспоминал: "Хасан обладал прямо таки мистической властью над своими подданными. Желая продемонстрировать их фанатичную преданность, Хасан сделал едва заметный взмах рукой и, несколько стражников, стоявших на крепостных стенах, по его приказу незамедлительно сбросились в глубокое ущелье…"

В горах Западной Персии, была налажена настоящая индустрия подготовки профессиональных убийц, которой сегодня могли бы позавидовать современные "спецшколы". Кроме "идеологической подготовки" ассасины очень много времени проводили в каждодневных изнурительных тренировках. Будущий ассасин-смертник был обязан прекрасно владеть всеми видами оружия: метко стрелять из лука, фехтовать на саблях, метать ножи и сражаться голыми руками. Он должен был превосходно разбираться в различных ядах. "Курсантов" школы убийц заставляли по много часов и в зной и в лютую стужу сидеть на корточках или неподвижно стоять, прижавшись спиной к крепостной стене, чтобы выработать у будущего "носителя возмездия" терпение и силу воли. Каждого ассасина-смертника готовили для "работы" в строго определенном регионе. В программу его обучения входило также изучение иностранного языка того государства, в котором его могли задействовать. Немалое внимание уделялось и актерскому мастерству. Талант перевоплощения у ассасинов ценился не меньше, чем боевые навыки. При желании ассасины могли измениться до неузнаваемости. Выдавая себя за бродячую цирковую труппу, монахов средневекового христианского ордена, лекарей, дервишей, восточных торговцев или местных дружинников, ассасины пробирались в самое логово врага, для того чтобы убить свою жертву. (Этот же прием широко используют некоторые современные израильские антитеррористические спецподразделения). Как правило, ассасины после исполнения приговора, вынесенного Старцем горы, даже не пытались скрыться с места покушения, принимая смерть, как заслуженную награду. Саббахиты, или "люди горных крепостей", как часто называли ассасинов, сторонников Хасана ибн-Саббаха из числа исмаилитов-низаритов, даже находясь в руках палача, подвергнувшись изуверским средневековым пыткам, пытались сохранять улыбки на своих лицах. "Пусть видят неверные, насколько велико могущество Старца горы",-умирая в жестоких мучениях, думали ассасины.

Слухи о Старце горы очень быстро распространились далеко за пределы исламского мира. Многие из европейских правителей платили дань Старцу Горы, желая избежать его гнева. Хасан ибн-Саббах рассылал по всему средневековому миру своих убийц, никогда не покидая, впрочем, как и его последователи, своего горного убежища. В Европе предводителей ассасинов в суеверном страхе называли "горными шейхами", часто даже не подозревая, кто именно сейчас занимает этот пост. Почти сразу после образования ордена Ассасинов Старец горы Хасан ибн-Саббах смог внушить всем правителям, что от его гнева невозможно укрыться. "Акт возмездия" - это лишь вопрос времени.

Примером "отсроченного акта возмездия" может служить характерный случай, дошедший до нас благодаря многочисленным преданиям, передаваемым из уст в уста уцелевшими ассасинами. (Со времен первого ассасина-смертника Бу Тахир Аррани, память о погибших за "святую идею" тщательно хранилась и почиталась последующими поколениями ассасинов.) Ассасины долго и безрезультатно охотились за одним из самых могущественных европейских князей. Охрана европейского вельможи была настолько тщательной и скрупулезной, что все попытки ассасинов приблизиться к жертве неизменно терпели неудачу. Во избежание отравления или иных "коварных восточных ухищрений", ни один смертный не мог не только подойти к нему, но и приблизиться ко всему, чего могла коснуться его рука. Пища, которую принимал князь, предварительно опробовалась специальным человеком. День и ночь возле него находились вооруженные телохранители. Даже за большие богатства ассасинам не удавалось подкупить кого-либо из охраны. Тогда Хасан ибн-Саббах предпринял нечто иное. Зная, что европейский вельможа слыл ярым католиком, Старец горы отправил в Европу двух молодых людей, которые по его приказу обратились в христианскую веру, благо, распространенная среди шиитов, так называемая практика такыйя позволяла им совершить обряд крещения, для достижения священной цели. В глазах всех окружающих они стали "истинными католиками", яро соблюдавшими все католические посты. В течении двух лет они каждый день посещали местный католический собор, проводя долгие часы в молитвах, стоя на коленях. Ведя строго канонический образ жизни, молодые люди, регулярно отпускали собору щедрые пожертвования. Их дом был круглые сутки открыт для любого страждущего. Ассасины понимали, что единственную узкую брешь в охране вельможи можно найти во время воскресного посещения им местного католического собора. Убедив всех окружающих в своей "истинной христианской добродетели" новообращенные католики стали чем-то само собой разумеющимся, неотъемлемой частью собора. Охрана перестала обращать на них должное внимание, чем незамедлительно и воспользовались убийцы. Однажды, во время очередного воскресного служения, одному из скрытых ассасинов удалось приблизиться к вельможе и неожиданно нанести несколько ударов кинжалом. К счастью жертвы, охрана молниеносно среагировала и, нанесенные ассасином удары, пришлись в руку и плечо, не причинив вельможе серьезных ранений. Однако, второй ассасин, находящийся в противоположном конце зала, воспользовавшись суматохой и вызванной первым покушением всеобщей паникой, подбежал к несчастной жертве и нанес смертельный удар отравленным кинжалом в самое сердце.

Организация созданная Хасаном ибн-Саббахом имела строгое иерархическое построение. В самом низу находились рядовые - "фидаины" - исполнители смертных приговоров. Они действовали в слепом повиновении и, если умудрялись выжить несколько лет, повышались до следующего звания - старшего рядового или "рафика"[8]. Следующее в иерархической пирамиде ассасинов было звание сержанта или "даи"[9]. Непосредственно, через даи передавалась воля Старца горы. Продолжая продвигаться по иерархической лестнице, теоретически можно было подняться и до высшего офицерского звания "дай эль кирбаль", который подчиняется только, скрытому от посторонних глаз, таинственному "шейху эль джабалю"[10], самому Старцу горы - Великому Магистру ордена ассасинов, главе исмаилитского государства Аламут - шейху Хасану I ибн-Саббаху.

Нельзя не заметить, что ассасины своим примером вдохновили многие тайные общества Востока и Запада. Европейские ордена подражали ассасинам, перенимая у них технику жесткой дисциплины, принцип назначения офицеров, введение знаков отличия, эмблем и символов.

Иерархическое построение внутри ордена ассасинов было неотъемлемо связано с различными "степенями посвящения", что весьма характерно для всех исмаилитских общин того периода. Каждая новая ступень посвящения все дальше отдалялась от исламских догм, приобретая все больше чисто политическую окраску. Высшая степень посвящения почти не имела ничего общего с религией. На этом этапе такие базисные понятия, как "священная цель" или "священная война" приобретали совершенно иной, диаметрально противоположный смысл. Оказывается, можно употреблять алкоголь, нарушать исламские законы, ставить под сомнение святость пророка Мухаммеда и воспринимать его жизнь, как красивую поучительную легенду-сказку. Из всего вышеизложенного можно прийти к выводу, что верхушка управления фанатической исламской секты ассасинов придерживалась тщательно скрываемого как от внешнего мира, так и от рядовых членов секты, "религиозного нигилизма" или, если быть более точным, "религиозного прагматизма", посредством которого решались те или иные насущные политические задачи.

С моей точки зрения, столь полярные взгляды и оценки тех или иных общественных и религиозно-политических норм свойственны не только раннешиитским сектам, но и другим тайным обществам, религиозным концессиям и политическим движениям, неотъемлемой частью которых, в той или иной форме является так называемая "степень посвящения".

После 1099 года, нашествия крестоносцев и захвата ими Иерусалима, положение Аламутского государства несколько осложнилось. Теперь ассасинам приходилось вести борьбу не только с мусульманскими правителями, но и европейскими завоевателями. 26 ноября 1095 года Римский Папа Урбан II на церковном соборе в Климонде призвал к началу крестового похода по освобождению Иерусалима и Палестины из-под власти мусульман-сельджукидов.

В августе 1096 года в направлении Ближнего Востока из разных частей Европы двинулись четыре колоны рыцарей-крестоносцев. Из южной Франции - под предводительством Раймонда Тулузского, из Италии – под предводительством норманнского князя Боэмунда Тарентского, из Нормандии – под руководством герцога Нормандского Роберта, из Лотарингии – во главе с Годфруа Бульйонским, более известным как Готфрид Буйонский. Соединившись в Константинополе, войска крестоносцев переправились в Малую Азию и захватили города Никея, Эдесса и Антиохия. 15 июля 1099 года, после кровопролитной осады был взят Иерусалим. Таким образом в результате Первого крестового похода, который длился три года, на Ближнем Востоке образовалось несколько христианских государств: королевство Иерусалимское, возглавляемое Годфридом Буйонским, княжество Антиохийское, графства Триполийское и Эдесское.

Римско-католическая церковь обещала участникам святого похода отпущение всех грехов. Тем не менее, армия крестоносцев напоминала скорее сброд бандитов, чем благородных освободителей Гроба Господнего. Прохождение армии крестоносцев сопровождалось невиданным доселе разбоем и разграблениями. Нашествие крестоносцев можно было сравнить, разве что с эпидемией чумы. В рядах рыцарей-крестоносцев никогда не было единства, чем непременул воспользоваться Хасан ибн-Саббах. Нищие европейские бароны, авантюристы и разбойники разного сорта, привлекаемые несметными сокровищами богатого востока, создавали временные союзы и коалиции, которые никогда не отличались особой прочностью. Рыцари-крестоносцы, пытаясь разрешить внутриусобные проблемы, довольно часто пользовались услугами ассасинов. В числе "заказчиков" ассасинов, так же были такие рыцарские ордена как Госпитальеры и Тамплиеры. Именно в этот период во многие европейские языки вошло слово "ассасин", которое приобрело значение "убийца". Многие предводители крестоносцев нашли смерть от кинжалов ассасинов.

Хасан ибн-Саббах умер в 1124 году в возрасте 74-х лет. После себя он оставил богатое наследие, тесно сплетенную сеть прекрасно укрепленных горных крепостей, управляемых фанатичными адептами. Его государству было суждено просуществовать еще сто тридцать два года…

Звездный час ассасинов приходится на конец XI века. Это связано с возвышением государства турков-мамлюков во главе с султаном Юсуфом ибн-Аюбом по прозвищу Салах-ад-дин[11], или Саладином, как его называли европейцы. С легкостью захватив прогнивший Фатимитский халифат, с которым у крестоносцев был заключен длительный мирный договор, Салах-ад-дин объявил себя единственно истинным защитником ислама. Отныне ближневосточным христианским государствам крестоносцев угрожала опасность с юга. Длительные переговоры с Салах-ад-дином, который видел свое наивысшее предназначение в том, чтобы вышвырнуть христиан с Востока, не привели к существенным результатам. С 1171 года для крестоносцев начинается тяжелейший период войн с Салах-ад-дином. На этот раз над Иерусалимом, оплотом христианства на Ближнем Востоке, нависла неминуемая угроза…

Малочисленные, фактически отрезанные от остального христианского мира, ослабленные междоусобными распрями крестоносцы даже не думали о дальнейшей экспансии на мусульманский восток. Иерусалимское королевство выдерживало одну атаку за другой. Вполне естественно, что в такой безвыходной ситуации им ничего иного не оставалось, как заключить союз с ассасинами. Было несколько странно и необычно видеть выступающую совместным ополчением мусульманско-крестоносскую дружины. По большому счету ассасинам было все равно с кем воевать и на чьей стороне выступать. Для них все были враги - и христиане и мусульмане. Богатые крестоностские князья как всегда щедро оплачивали услуги наемных убийц-ассасинов. Многие арабские князья и военачальники пали от кинжалов ассасинов. Даже самому Салах-ад-дину пришлось пережить несколько неудачных покушений, после которых он лишь по счастливой случайности остался жив. Однако союз крестоносцев и ассасинов не просуществовал долго. Ограбив исмаилитских купцов, король иерусалимского королевства Конрад Монферратский подписал себе смертный приговор. Отныне ассасины слали убийц в оба лагеря. Доподлинно известно, что от рук ассасинов погибли: шесть визирей, три халифа, десятки городских правителей и духовных лиц, несколько европейских правителей, такие как Раймонд Первый, Конрад Монферратский, герцог Баварский, а также видный общественный деятель, персидский ученый древности Абуль-Махасин, вызвавший гнев Старца горы, выступив с резкой критикой в адрес ассасинов.

Когда государство исмаилитов достигло своего наивысшего могущества, оно уже сильно отличалось от того, что заложил Хасан ибн-Саббах. Из средневековой коммуны государство Аламут фактически превратилось в наследственную монархию с узаконенной родовой передачей власти. Из среды высших чинов ордена ассасинов выделилась своя феодальная знать, которая больше тяготела к суннитским вольностям, чем шиитскому аскетизму. Новая знать предпочитала общественный порядок, в котором роскошь и богатство не считались пороком. Пропасть между простыми слоями населения Аламута и феодальной знатью все больше увеличивалась. Именно по этой причине желающих жертвовать собой находилось все меньше и меньше.

После смерти Хасана I ибн-Саббаха его преемники не смогли расширить владения государства. Провозглашенные Хасаном лозунги остались невыполнимыми. Государство ассасинов раздирали острейшие внутренние кризисы. Былая мощь ассасинов сходила на нет. Хотя ассасины пережили государство Сельджукидов, возвышение и падение великой Хорезмской державы, основания и крушения ближневосточных государств крестоносцев, исмаилитское государство Аламут неминуемо приближалось к своему закату.

Падение Фатимитского халифата остро отразилось на стабильности Аламута. Салах-ад-дин превратив Фатимитский халифат в государство правоверных мусульман-мамлюков, стал наносить сокрушительные удары не только по крестоносцам. В конце XII века турки-мамлюки во главе со знаменитым Салах-ад-дином стали вторгаться в сирийские владения ассасинов, а с дальнего востока уже тянулись несметные полчища татаро-монгол. Ассасины продолжали действовать, несмотря на оказываемое на них со стороны могущественного Салах-ад-Дина давление. Занимающий в то время пост Старца горы, шейх Рашид ад-Дин Синан, был достаточно умным и сильным политиком, которому удавалось за счет ловкого лавирования между католиками и суннитами поддерживать суверенитет исмаилитского государства ассасинов.

В 50-х годах XIII века, после разрушения Хорезма, войска Хулагу-хана, внука Чингизхана, вторглись в районы Западной Персии. Ослабленное государство исмаилитов пало практически без боя. Единственные, кто попытались оказать яростное сопротивление захватчику, были защитники горной крепости Аламут. Татаро-монголы сутками беспрестанно атаковали горную вершину Аламут, пока по штабелям своих трупов не смогли подняться к стенам горной крепости. По приказу Хулагу-хана, татаро-монголы сравняли с землей некогда навевавшую ужас на весь цивилизованный мир горную крепость Аламут, ставку "горных шейхов", правителей ассасинов. В 1256 году горная крепость Аламут навсегда исчезла с лица земли. Позднее, в 1273 году, египетский султан Бейбарс уничтожил последнее убежище ассасинов в горных районах Сирии.

С падением главной крепости ассасинов ушло в небытие и навсегда потеряно тайное знание ассасинов, которое они накапливали в течение почти трех столетий. Прошло семь веков со времени падения ассасинов. Многое, что связано с их деятельностью, овеяно легендами и слухами. А было ли это, так называемое "тайное учение ассасинов"? Трудно сейчас ответить, однако по ходу возникают другие вопросы. Как, например, готовили ассасинов-смертников? Одного обещания рая явно недостаточно, чтобы человек терял страх, интерес к окружающему его миру и переставал отдавать отчет совершаемым им поступкам. Террористическая организация "Исламский Джихад" так же обещает шахидам прямой путь в рай, однако я был свидетелем того, как террорист-самоубийца в последний момент испугался привести в действие спрятанное на его теле взрывное устройство. Нет, простого "промывания мозгов" недостаточно, чтобы подготовить безотказного фидаина. Что из себя представляло "посвящение"? Наверняка существовало нечто очень страшное, обладание чем было слишком опасным, чтобы его сохранять до сегодняшних дней. Вероятно, речь идет о неком синтезе средневековых изысканий иудейского каббализма[12] и исламского мистицизма, обладание которым дает безграничную власть над другими людьми.

Официально кровавая секта ассасинов прекратила свое существование в 1256 году, после того как пали крепости Аламут и Меммудиз. Ассасины, как и прежде, у истоков своего зарождения, были вынуждены рассеяться по горам и уйти в подполье. Спустя пять лет, египетский султан Бейбарс смог остановить и изгнать татаро-монгол, однако ассасины так никогда и не восстановили своего былого могущества. Под ударами татаро-монгол прекратилась история грозной секты ассасинов, но продолжилось существование исмаилитского движения. Исмаилиты потеряли государство, но сохранили веру. В ХVIII веке иранский шах официально признал исмаилизм как течение шиизма. Нынешний, прямой потомок последнего Старца горы – принц Ага-хан IV, в 1957 году принял главенство над исмаилитами. Однако нынешние исмаилиты мало чем напоминают ушедших в небытие грозных ассасинов.
_________________
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
ULTRA
Адепт


Зарегистрирован: 26.11.2008
Сообщения: 56
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 09, 2009 7:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ну очень кратко зато неплохо интересно Shocked
_________________
غير أن الحقيقة ، وكل شيء مسموح به
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Akisa
Послушник


Зарегистрирован: 19.01.2009
Сообщения: 26
Откуда: Рас-Альхаг - мой дом

СообщениеДобавлено: Ср Фев 11, 2009 1:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Shocked Shocked Shocked Shocked ёёёёёё.
И вы все это печатали?! Не проще прочитать Строеву Л.В. или Вассермана, или зайти сюда:
www.templiers.info/forums
Как художку рекомендую О. Стампаса.
_________________________________________________________
бывают все-таки в жизни огорчения...
_________________
Убийство- искусство...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дезмонд
Фидаин


Зарегистрирован: 09.05.2008
Сообщения: 292
Откуда: Но-к сити

СообщениеДобавлено: Ср Фев 11, 2009 1:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Akisa писал(а):
И вы все это печатали?!

Неа, "копировать" --> "вставить" Wink
_________________
бред >_____<
автор кран(с)



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Игры Assassin's Creed -> Мир Assassin's Creed Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Страница 2 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Форум игры Assassins Creed. Все о прохождении игры, читы, коды, советы, фан-арт.

К обсуждению: Аssassins creed, жизнь культура ассассин (ассасин), и прошлое и будущее аssasin (аssassin). Партнерские №1 сенсорные экраны Платежные терминалы: продажа, ремонт, производство, обслуживание

Powered by phpBB

Appalachia Theme © 2002 Droshi's Island
Русская поддержка phpBB